Надо верить в себя

Надо верить в себя

Среди имен, навсегда оставивших свой след в истории родного края, ярко выделяется имя Почетного гражданина Гулькевичского района, три десятилетия возглавлявшего одно из лучших хозяйств страны, Ивана Леонтьевича Гарибова.

У Гарибова своя неповторимая манера вести беседу. Говорит он, не спеша, не громко, словно плывет по реке далекой и дорогой памяти. И есть в этом захватывающем плавании что-то неотразимо приятное, близкое и теплое.

Семья у Гарибовых была большая – восемь детей, Иван – старший, а значит, главный помощник в доме. Особенно много забот на его плечи свалилось после смерти бабушки. Отец – колхозный бригадир на работе от зари до зари, дома только мать да младшие братья и сестры. Еще мальчишкой Ваня научился всем домашним делам – мог хлеб испечь, борщ сварить. Тогда же понял, что такое ответственность: за дом, за младших, за все хозяйственные дела.

В школе Иван учился легко, с удовольствием. Но время было трудное, предвоенное, жила семья тяжело, едва сводив концы с концами. Вот и пришлось 15-летнему пареньку идти на работу в колхоз, стал он трактористом – учетчиком. Первые уроки хлеборобского мастерства постигал Иван Гарибов в степях Ставрополья и уже тогда твердо усвоил, что нет ничего на земле дороже хлеба и нет профессии почетнее хлебороба.

Но дорога к профессии была непростой, сначала нужно было пережить войну, страшные дни оккупации, своими глазами увидеть кровопролитные бои и услышать гул канонады, не стихающей ни на минуту. Долгих четыре года жили в страхе за своих близких, за страну и свято верили в победу.

Мечта учиться сбылась, когда жадного до знаний, явно выделявшегося среди сверстников своими способностями Ивана Гарибова отправили учиться в Ставропольский сельхозинститут на зоотехнический факультет. Несмотря на то, что студентам послевоенного времени приходилось совсем нелегко, Иван Леонтьевич называет это время золотым: новые знакомства и друзья, смелые идеи и знания, знания…

А потом началась работа. То ли по счастливой случайности, то ли по стечению обстоятельств попал молодой специалист Гарибов по распределению в Красноармейский рисосовхоз. Руководил хозяйством ставший впоследствии знаменитым на всю Кубань директор А.И. Майстренко. И хотя славы у совхоза и его руководителя тогда особой не было, именно здесь Иван Леонтьевич Гарибов постигал основы организаторской работы и развивал талант руководителя. Все это в полной мере проявится позже, уже в нашем районе, когда Гарибов возглавит сначала совхоз «Гулькевичский» («Репродуктор»), позже племзавод «Венцы-Заря».

Шел 1969 год. Новое назначение – директором в совхоз «Венцы-Заря» И.Л. Гарибов воспринимает спокойно: надо, значит надо. Тем более, что хозяйство уже и на тот момент было не худшим: урожайность зерновых 32 ц/га, средний надой 3700 кг молока в год, поголовье свиней 13 тыс. голов. Это потом, когда Гарибов удвоит и утроит показатели, эти покажутся весьма скромными.

На селе признают руково-дителя, если он на од-ном языке разговаривает с рядовыми тружениками. Гарибову это удалось с первых дней. Все годы работы И.Л. Гарибов был очень близок с простыми людьми: механизаторами, скотниками, доярками. Всегда интересовался, как дела в семье, в порядке ли дети. Не забывал поздравить с днем рождения, поддержать в трудную минуту.

Из кабинета всего не усмотришь – этот принцип был главным в стиле работы И.Л. Гарибова. Он, как и подавляющее число сельчан, встав с зарей, точно знал, где сегодня будет, с кем встретится, и что будет делать. Только дело, только работа, ни одной минуты расслабленности, наверное, такой подход и давал результат. Блестящий результат.

Племзавод «Венцы-Заря» гремел на всю страну. К Гарибову ездили за опытом, учась у него и тщательно исследуя его стиль, в буквальном смысле, ступая за ним след в след и как бы примеряя его приемы, способы и методы работы «на себя». Одних работоспособность Гарибова удивляла, других восхищала, а кое-кого откровенно и раздражала, злила. Но как бы ни старались одни, другие и третьи, повторить его, а тем более превзойти никому не удалось. Со стороны казалось: ему все дается легко, ему способствуют обстоятельства.

На самом же деле это была всеохватывающая работа: здесь люди, судьбы, хлеб, скот, план. Он ведал сложнейшим кругом вопросов. Везде успеть, вникнуть, разобраться в ежечасно меняющейся обстановке, держа в голове уйму проблем и готовых решений. Вечные заботы и тревоги и почти армейская готовность по приказу своей совести подняться самому и главное – поднять людей.

Сколько забот было на директорских плечах… В те годы разгорелась борьба за получение сильных и ценных сортов пшеницы, за высокую культуру земледелия, за повышение плодородия почвы. Инициативы и идеи рождались одна за другой. И Гарибов с его неуемной энергией и острым желанием быть впереди успевал за всем.

Взять хотя бы такой прием, получивший оглушительную популярность и давший многие тонны дополнительного качественного кубанского зерна, как контрольные обмолоты. Раньше уборка шла вслепую. Никто не мог сказать, почему получается разница в сборе зерна с одинаковых полей. С введением контрольных обмолотов труд каждого механизатора стал виден, как на ладони. Суть метода была проста: контрольную урожайность определяла комиссия. В каждой загонке обмолачивали три характерных валка, результаты вносили в акт, вручали его комбайнеру. Если кто-то в итоге не дотягивал до показателей контрольного обмолота, то очень сильно проигрывал в зар-плате. Введение этого метода работы позволило заметно поднять урожайность зерна.

70-е годы в истории аграрной Кубани навсегда останутся как время закрепления высокой культуры земледелия. Наверное, не все уже сегодня помнят, какую в те годы несли ответственность руководители за амброзию. Зловредный сорняк, портивший общую картину полей, был объявлен врагом №1. Вырубали и выкорчевывали его беспощадно, искали современные методы борьбы. И победили. О том, как стали выглядеть бескрайние просторы кубанской пшеницы, писали все газеты страны: ровная золотая ширь полей, туго налитый зерном колос, ни единого сорняка… Эта картина в полной мере относилась и к племзаводу «Венцы-Заря», где хлеба получали по 52 ц/га. Невиданный по тем временам результат.

Конечно, хлеб – основа всему. Но помимо этого в хозяйстве производились многие другие культуры. Здесь серьезно занимались овощеводством, постоянно расширяя орошаемые земли. Томаты, которые выращивались на венцовской земле, знал весь район, ибо убирали их всем районом. И вкус у тех томатов был необыкновенный – нежный, сладкий.

Ориентиры, на которые выводил племзавод Гарибов, были высокие, но вполне достижимые. Однажды побывав в Америке, он загорелся выращиванием сои. Культура, имевшая в США ключевые позиции, у нас была неоправданно загнана в тень. Грамотный расчетливый руководитель сразу понял: соя – прибыльное дело, на ней можно заработать неплохие деньги. Начинали с 7 гектаров, не зная агротехники, не имея специалистов. Сначала посевы сои пололи вручную, откровенно рисковали, не зная, будет ли получен результат. Но Гарибов уже настойчиво шел вперед. Он установил деловые контакты с научно-исследовательским институтом масличных культур, заручился поддержкой ученых, нашел лучшие сорта сои, нужные гербициды. И уже в скором времени ушли от ручного труда при возделывании этой культуры, посевы довели до 700 га, а урожайность до 28 ц/га. Это была победа, хотя американцев догнать не смогли, те выращивают по 40 центнеров сои на гектаре. Но себе и другим доказали: соя имеет право на жизнь. В хозяйстве открыли свой цех по производству соевого молока, готовили брынзу, и люди брали эту продукцию с удовольствием.

Но главное укрепили и без того крепкую экономику хозяйства: партия сои, отправленная на маслоэкстракционный завод для приготовления маргарина, окупила все затраты по возделыванию этой культуры, к тому же был получен бесплатный корм для животных. Кстати, бесплатной хозяйству стала еще одна культура – тыква. Сдавая ее семена, в Венцах получали больше денег, чем тратили на ее выращивание. Я слушала эти уроки экономики от Ивана Леонтьевича Гарибова и поражалась его дальновидности, его способности предвидеть результат. Рентабельность в хозяйстве доходила до 115%, а проще – каждый вложенный рубль давал сверху два. Сегодня об этом можно сказать открыто: хозяйство было настолько богатым, что здесь не знали, куда девать деньги. Тратили их, не жалея, в первую очередь, на людей. Но об этом чуть ниже.

А пока несколько слов о главной отрасли племенного завода – свиноводческой. Поголовье свиней в лучшие годы доходило до 25 тысяч голов. Занимались племенной работой в строгом соответствии с требованиями науки. А потому стоили племенные животные очень дорого, и реализовывалось до 13 тыс. голов ежегодно по всей стране. К тому же венцовские свиноводы работали, зачастую, лучше своих коллег из 120 подобных племзаводов. А по труду воздавалась и честь: в 1973 году в связи с 50-летием образования хозяйства ГПЗ «Венцы-Заря» был награжден орденом Трудового Красного знамени. За победу в социалистическом соревновании министерством сельского хозяйства СССР племзаводу было выделено в течение 1 года четыре автомобиля «Волга», 10 автомашин марки УАЗ и 10 – марки «РАФ».

Гарибов прекрасно справлялся со всеми директорскими заботами. В 70-80-е годы активно развивается социальная сфера, причем не только на центральной усадьбе, но и на отделениях, в хуторах. Директор делал все, засучив рукава. Многие помнят его до сих пор целеустремленного, собранного, делового – на ферме, в отдаленном хуторе, в Доме культуры. И везде стройки, стройки, стройки… Появился новый Дом культуры, была открыта музыкальная школа на 180 учащихся, все улицы в Венцах были асфальтированы, каждый год строили от 20 до 100 квартир.

Работающие, а их было две тысячи человек, и их дети бесплатно отдыхали на Черном море – в пансионатах и пионерских лагерях. На венцовской земле стали растить местных мастеров спорта, потому что именно здесь был открыт первый в районе зал вольной борьбы.

Наследие Гарибова без преувеличения огромно. Не успел оглянуться – пролетела целая жизнь. А ему все кажется: так мало сделано. Вот с этим можно не согласиться: если прикинуть, сравнить, оценить, то оказывается: сделано очень много, честно, для людей, во имя людей.

Завтра у Ивана Леонтьевича Гарибова, кавалера ордена Ленина, двух орденов Красного знамени, многочисленных наград ВДНХ и других – юбилей. И тут на ум приходят слова Овидия: незачем годы считать, люди живут и подольше. Суть не в годах, а в делах – их то и надо считать.

На снимке: большая и долгая дружба связывает И.Л. Гарибова (крайний справа) и космонавта В.В. Горбатко (второй слева).

 

 

Надо верить в себя обновлено: 21 марта, 2011 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!