Черствый хлеб журналиста, или Я бы выбрал опять…

Черствый хлеб журналиста, или Я бы выбрал опять…

За спиной ровно 30 лет и 3 года работы в одной газете. Лучшие годы жизни. Сотни исписанных блокнотов и авторучек, километры изъезженных дорог, тысячи встреч и знакомств. Любимая работа. Потому что моя, потому что одна на всю жизнь. Потому что сначала она, а потом все остальное.

Мало на земле профессий, которые со стороны кажутся столь романтичными, увлекательными, полными творчества и даже легкими, как наша. А что в ней трудного? Знай себе поспевать повсюду да писать. Про представителей нашего ремесла не только рассуждают с банальной простотой, о нас также просто снимают кино и пишут приключенческие романы. Все реже в них журналист показан как справедливый честняга. Чаще это бесцеремонный наглец или даже идиот.

Обидно. Ведь по высокому счету это категорически не так. В нашей профессии, как и в любой другой, много людей разных. Большинство бойкие и энергичные, некоторые застенчивые, другие молчаливые, встречаются и чудоковатые. Но главное, что объединяет нас – это искренний и неослабевающий интерес к окружающему миру, умение расположить к себе человека; это широкая информативность, определенная культура, порядочность и извечное стремление прийти на помощь другому.

Извините, если это прозвучало нескромно, но без вышеперечисленного не может быть настоящего журналиста. Да и жизнь подтверждает это – среди моих коллег по печатному цеху как в родной газете, так и в других редакциях самоотверженно служат делу именно такие люди.

Вот и сейчас, вы берете в руки газету и вряд ли задумываетесь, а как она делается, кто за ней стоит и всем ли по плечу наше ремесло. Ведь помимо мифов о журналистах существуют заблуждения, которыми нередко вымощена дорога к нашей профессии.

Первое и главное: газету может делать любой. Так, собственно, многие и поступали. Тысячи экземпляров кустарных газет–однодневок с бездарными текстами, грамматическими ошибками, с карикатурной подачей сошли с конвейеров печатных станков. К счастью, читатель быстро определил их «ценность» и отказался от них.

Поверьте, прежде чем будет опубликована самая обычная статья или заметка, нужно сделать очень многое. Газетная публикация – это вершина айсберга, это конечный результат. А до этого… Нужно понять, с кем и о чем придется говорить, найти нужные телефоны, провести долгие и нудные переговоры с секретарем, вежливо отреагировать на ее явное нежелание соединять тебя с начальством. Потом прибыть в назначенное время в нужное место. Там, даже если ты ни на секунду не опоздал, обязательно придется потоптаться в приемной. А как непросто у лица официального вытянуть информацию, хоть чем-то отличающуюся от официальных документов. Потом из полученного, не всегда внятного рассказа, нужно соорудить живое и увлекательное интервью либо статью. Такая это работа – ответственная и кропотливая. Нервничает корреспондент, потому что не успевает сверить все факты и уточнить фамилии (ляпы в газете не допускаются, хотя и случаются); ответсек нажимает, редактор хмурится – опять опаздываем. Опаздывать в нашем деле нельзя.

Часто спрашивают – а можно ли научиться писать? На мой взгляд, в нашей профессии – это самое важное и самое сложное. Писать можно по-разному. Легковесные заунывные статьи можно научиться писать быстро. Но… это не совсем работа для души и ума. Нужно писать так, чтобы читатель не мог оторваться от статьи, потому что она написана ясно, понятно, коротко и в то же время отвечает на все вопросы, которые возникают у человека.

Что для этого нужно? Знания. Время. И место, где тебя будут учить думать, анализировать, непредвзято оценивать информацию. Лично для меня такой площадкой стала районная газета и люди, работавшие в ней. Всегда и везде низко склоняю голову перед теми, кто повел правильной дорогой в журналистику. Это наши ветераны. К сожалению, многих из них уже нет в живых; но, к счастью, с нами сегодня Виктор Гаврилович Кравченко и Ким Александрович Займус.

Еще хотелось сказать о законах профессии и о завтрашнем дне газеты. Священная заповедь журналиста, впрочем, как и врача: не навреди!

Писать или не писать? Не так просто временами ответить на этот вопрос. Ведь эффект журналистского слова порой сильнее атомной бомбы – так во всяком случае утверждают американские социологи. И с ними приходится согласиться, сила печатного слова, действительно, велика. Она способна помочь человеку обрести крылья, но может и … Об этом помним всегда. Другое железное правило журналиста – быть всегда первым. Не успеешь, считай, дело пропало. Вот потому и успевают журналисты попасть на «пожар» до того как он случится. И, конечно же, золотое правило журналиста – добиться справедливости. Во что бы то ни стало, любой ценой и любым путем. Хотя в помощниках у тебя при этом только сто тысяч слов.

И напоследок. Что будет завтра? Газетам опять предрекают гибель. Но так было уже дважды: когда появилось радио и когда телевидение стало массовым. Теперь нас пугают Интернетом. Мы же решили не пугаться Интернета, поступив по принципу: каждому блину нужна своя сковородка. Поэтому у читателя теперь есть возможность читать две газеты – бумажную и электронную.

А мы, вопреки всему, остаемся наивными и доверчивыми и продолжаем верить в журналистику – честную, принципиальную, правдивую. И если бы вдруг пришлось строить жизнь заново, каждый из нас, не раздумывая, «выбрал опять беспокойные хлопоты эти». Наша работа безумно интересна для тех, кто ее любит и владеет. А потому всех с праздником – с Днем российской печати, с Новым годом и с новыми надеждами.

Черствый хлеб журналиста, или Я бы выбрал опять… обновлено: 12 января, 2011 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments