Казачьи дочки – души цветочки

Казачьи дочки – души цветочки
Казачья семья – это маленькое государство с  непререкаемым авторитетом родителей, строгим подчинением детей. В современном мире родители и девочек, и мальчиков воспитывают одинаково. У кубанских казаков существовали свои традиции и в этом: из мальчиков растили воинов, из девочек – хозяек, хранительниц очага, дома, семьи.
Причем, в каждой станице были свои особенности и в воспитании тоже.
Рождение дочери в семье не отмечали широко, не грохотали выстрелы, не было большого застолья. Это был тихий домашний праздник, радость, овеянная легендами, молитвами и душевным теплом. Девочка приносила в дом особый свет, доброту и ласку. С самого рождения старались развить в ней  женственность, трудолюбие, терпение и отзывчивость. Волновались, какой она вырастет матерью и хозяйкой, молились о ее счастье, несмотря на то, что большинство девичьих обрядов были шутливыми и веселыми.
Тетки, мамки, крестная с песнями и прибаутками все вместе в первый раз мыли девочку, «смывали с дочушки заботы». В это время единственный мужчина, допускавшийся на женскую половину, ел  «отцовскую кашу», специально приготовленную: горелую, соленую, перченую, политую горчицей. Он должен был съесть ее, не поморщившись, чтобы  меньше досталось девочке «горького» в жизни.
Все праздники, связанные с взрослением дочери, проходили на женской половине дома. Первый шаг, первое слово обязательно отмечались: малышке дарили ленточки, гребешки, платочки и т.д. Как только дочь становилась на ножки, она была маминым и бабушкиным «хвостиком» – всегда рядом со старшими женщинами, поэтому с раннего возраста приучалась к домашнему женскому труду. Вместе стирали, мыли полы, пришивали пуговицы, ставили заплатки, готовили еду на большую семью. С пяти лет учились вышивать, шить, вязать крючком и спицами. Но главные уроки – это  умение няньчить младших братишек и сестренок, так развивался материнский инстинкт. Труд не исключал радости и веселья: во время работы все вместе пели, плясали и этому искусству обучали девочек старшие женщины.
Время шло, девочка подрастала, превращалась в девушку, когда наступало время девичества, бабушка говорила об этом по секрету дедушке, и он покупал серебряное колечко, дарил его внучке с приговором, что она теперь «не дитё, а барышня» и вести себя должна иначе, на нее женихи смотрят.
Серебряное колечко на левой руке у девушки – знак для молодых людей. Это означало, что перед ними «хвалёнка» – пусть еще не девушка на выданье, но о ней уже можно думать как о невесте. С момента получения колечка девушка начинала готовить себе  приданое. Чтобы станичники могли оценить ее мастерство, вышитые, вязаные вещи вывешивались на плетень как будто для просушки и проветривания, а  на самом деле –  похвалиться мастерством.
Девичья жизнь под крылом у родителей  заканчивалась сватовством. Как правило, это  происходило после того, как девушка говорила своему парню, что готова выйти за него замуж. Он объявлял отцу и матери: можно засылать сватов. Но бывали случаи, когда парня у девушки не было, а ее приходили сватать: понравилась какому-нибудь парубку юная казачка, и он решался попытать счастья, посвататься. Родители тишком вызнавали  все о невесте: проворна ли, трудолюбива, из какой семьи и т.д. Но в основном невесту присматривали  практически с рождения. Приходили сваты под вечер, чтобы в случае отказа не стыдно было нести домой тыкву (гарбуз) или «сватовской хлеб». Сваты ведь приходили с хлебом: соглашаясь, девушка его забирала и отдавала взамен свой или разрезала хлеб на две половинки и одну оставляла себе, другую возвращала. Отказывая жениху, она отдавала принесенный хлеб сватам.
Сваты жениха клали на стол папаху донышком вниз, если девушка ее перевернула, значит, она согласна выйти замуж. После согласия мать невесты выносила поднос, на котором лежали горкой вышитые рушники, девушка их готовила себе в приданое, она перевязывала ими через правое плечо свата и дружка, в корзинку сватам складывали небольшие подарки: родителям жениха, братьям, сестрам. Через день-два после сватовства в доме невесты собирались ее подружки на сухой вечер, чтобы помочь ей подготовить наряды, а заодно позабавить невесту перед свадьбой. Излюбленное угощение этого вечера – поджаренные семечки: подсолнечные и тыквенные, которые раскладывались в нарядные корзиночки и вазочки. Несколько часов девушки работали дружно, а к 10 часам вечера прибывал жених с друзьями, захватив с собой гостинцы, чтобы выкупить свадебную рубаху. Ее готовила невеста.
Сухой вечер – репетиция предстоящей свадьбы, где проигрывались песни, устраивались игры, и после того как жених уходил,  начинались озорные девичьи гадания до утра.
На сухом вечере подружки советовали невесте не забывать на свадьбе положить в туфлю зернышко пшеницы и монетку, чтобы жизнь ее была сытой и богатой, да спрятать в свадебном платье булавку, чтобы уберечься от «дурного глазу». 
Кстати, была еще одна тонкость брачного обряда: родители невесты вместе с нею через несколько дней  после сватовства приходили в дом жениха на «разглядины» Так вот, если гости не входили в хату (по какой-то причине им не нравилось подворье, хата и т.д.), значит, сватовство считалось не состоявшимся.
За день-два до свадьбы был особый день выпечки каравая. Каравай – это главный атрибут свадьбы, его разрезали во время даров на кусочки и давали гостям, дарившим подарок жениху и невесте. Печь каравай приглашали женщину, счастливо жившую в браке, воду брали из чистого ключа, заводили тесто с молитвой. Вместе с караваем выпекались шишки – своеобразные пригласительные на свадьбу. Их жених с невестой разносили гостям, приглашая на торжество. Взял шишку – обязан будешь прийти на праздник. У шишек должно быть семь верхушек, что символизировало семью.
В доме жениха пекли гильце – свадебное деревце, символизирующее рождение новой семьи. Основа – хлебина или калач, украшенные завитками и фигурками птиц из теста. В нее втыкаются ветки вишни, украшенные полосками теста и запеченные в печи. 
А хозяюшки в доме невесты выпекают дывень  – символ девичьей красоты. Их творение напоминает крендель, в который тоже вставляются обвитые тестом веточки, скрепленные сверху и украшенные фигурками голубей.
С особым вниманием готовят лежень – большой, украшенный веточками сладкий пирог. Его пекут и в доме жениха, и в доме невесты. Он стоит на свадебном столе три дня и чем дольше лежит, тем вкуснее становится. Лежень разрезают в понедельник, угощают им гостей, когда те приходят на лапшу.
И вот все традиции соблюдены, наступает день свадьбы. Родители обязательно благословляли своих детей перед венцом. Жених и невеста принимали наказ старших, стоя на коленях на постеленной овчине или тулупе, как символе будущего семейного благополучия.
К слову, за свадебным столом молодые тоже сидели на овчине ворсом вверх. Каждому хотелось, чтобы молодая семья жила долго, счастливо и богато.
Стоит отметить, что по казачьим традициям свадьбы не игрались по желанию молодых, для этого было особое время: после 15 августа до 15 ноября или после Рождества.
Всей станицей гуляли три дня, желая молодым радости  и счастья.
Казачьи дочки – души цветочки обновлено: 6 июля, 2015 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!