Побратался хутор со степью

Побратался хутор со степью

Неповторим облик сельской глубинки, где люди заняты извечно крестьянским трудом…

Откуда же появился в нескольких километрах от крупного (по районным масштабам) населенного пункта х. Тысячного хутор Братский? Историю хутора мы отыскали в архиве сельской администрации, в чем помогли специалист Н.П. Бардакова и заместитель председателя ветеранской организации поселения

Г.П. Малашенко.

Из истории

В архивном фонде «Армавирская окружная рабоче-крестьянская инспекция» имеется список населенных мест Кропоткинского района Армавирского округа (в границах на 1 ноября 1926 г.), в котором значится хуторской совет Тысячный.

В него входило 14 хуторов, в том числе и хутор Братский.

На территории сельского совета Тысячный в 1929 году было образовано 8 колхозов.

В х. Братском существовал колхоз «Трудовик». На средства колхозников были построены начальная школа, клуб, медпункт. В клубе работали кружки политграмоты, сельскохозяйственный и драматический. В Тысячном сельсовете была создана потребкооперация, позже – магазин.

В 1938 году на заседании исполкома сельского Совета было принято решение о благоустройстве хуторов, в том числе и х. Братского. Председатели колхозов должны были приобретать известь и смолу для ремонта жилых помещений, а также проводить работу по насаждению плодово-ягодных растений.

Нужды колхозов обслуживала Отрадо-Кубанская МТС, к которой у председателя сельского Совета Любарского были претензии из-за того, что там некачественно подготовили к работе комбайны, и в колхозы Тысячного сельского Совета направлялся самый плохой транспорт.

Совет также занимался составлением налоговых списков. Было выявлено около 600 случаев укрытия от налогов, в основном, мелкого скота. После проведенной агиткампании такие случаи сократились до минимума.

В 1959 году хутора Подольский и Новый Тысячного сельского Совета были снесены, а жители этих хуторов переселились в Тысячный, Братский, Георгиевский, Михайловский и, частично, в с. Отрадо-Кубанское.

В 1974 году в х. Тысячном провели газопровод и многие семьи из х. Братского переехали туда.

Перекати-поле поневоле

Супругам Зайченко далеко за 80 лет. В 1959 году, когда хутор Подольский слился с другими населенными пунктами, они приехали на новое место – в х. Братский. Здесь купили хату, обустроили ее: в ту пору сил хватало на все.

Супруг трудился механизатором, а Ольга Яковлевна – в полеводстве. По соседству с ними жили семьи Щербаковых, Раденковых, Розовых, Тупоренковых. В те годы х. Братский считался вторым отделением колхоза имени Жданова, который, кроме растениеводства, занимался и животноводством. А рядом с хутором Братский находились конюшня, большая овцеферма. Овец было очень много, поэтому жители хутора, в основном, и занимались их разведением.

– Жили мы в достатке, хотя и много работали, – с ностальгией вспоминает 87-летняя Ольга Яковлевна.

Но, видимо, не все было уж так хорошо и гладко, когда в 1987 году, вырастив детей, пожилые хуторяне засобирались в более благоустроенный хутор Тысячный, где купили небольшой домик. По улице проходил газопровод, и они вскоре провели газ. Такой возможности в хуторе Братский у них не было, хотя и о своей жизни в хуторе вспоминают часто, утверждая, что ни за что бы не сорвались с места, если бы там их все устраивало.

Домик, в котором жили Зайченко, до сих пор стоит в хуторе Братский под крепкой крышей, но там сейчас никто не живет, как, впрочем, и в некоторых других домах, откуда выехали люди.

И снится школьный сад в цвету…

О судьбе хутора Братский нам рассказала и бывшая учительница Зинаида Ивановна Скрипко, которая теперь тоже живет в х. Тысячном. До 1955 года вместе с родителями она жила в х. Новом, который находился за х. Братским. Теперь это широкие распаханные поля, а когда-то здесь бурно кипела жизнь. Но прежде чем учить детей в начальной школе х. Братского, выпускница педагогического училища по направлению учебного заведения несколько лет учила армянских ребятишек русскому языку в одном из сел Армении. Из своего прошлого, связанного с х. Братским, Зинаида Ивановна особенно охотно вспоминает время, когда перед зданием начальной школы находился огромный сад, где дети играли на переменах. Там росли яблони, абрикосы, сливы и другие фруктовые деревья. Когда сад зацветал, аромат стоял в школьном коридоре и во всех классах. Уроки природоведения проходили на природе. Детям это очень нравилось!

Учились хуторские дети здесь только четыре года, а потом продолжали образование в средней школе х. Тысячного. Сейчас здания хуторской школы нет и в помине, вырублен и школьный сад….

Только стены остались в хуторе и от местного клуба. А ведь когда-то сюда приходили каждое воскресенье. Нет и детского садика. Не для кого.

Газ есть… да не про нашу честь

Можно, конечно, до хрипоты спорить, нужно ли было укрупнять колхоз за счет сноса малых хуторов, но, наверное, мы не добьемся истины. Ведь люди сами уезжали из хутора Братский в поисках лучшей жизни. Это был их выбор.

Сейчас массового переселения в другие места нет, но люди продолжают уезжать из х. Братского. Теперь чаще всего из-за того, что, прожив большую часть своей жизни в хуторе, состарившись, хуторяне уезжают к своим детям, и очень часто в город. Большим везением считается, если найдется покупатель на дом в хуторе, потому что чаще приходится просто так бросать нажитое.

В х. Братском – две улицы: одна (имени Чкалова) – газифицированная, вторая (Красноармейская) – нет. Зато тут проложена добротная асфальтированная дорога. На второй улице дороги нет, это беспокоит людей.

Беседуя с главой Тысячного сельского поселения К.И. Колесниковым, выясняем, что, действительно, хутор Братский официально считается полностью газифицированным, так как здесь когда-то построили ГРП (газораспределительный пункт). Газом реально же пользуются только две семьи на улице Чкалова. В краевую, а тем более в федеральную программу хутор Братский не попадает еще и по той причине, что проживает здесь менее 100 человек. Ну, куда же деться от ярлыка неперспективного хутора?

Какой же выход? Строить уличный газопровод самим жителям, создав кооператив. Другого пути просто нет. Дорогу обещает построить администрация поселения, но только гравийную…

– Мы бы и рады участвовать в кооперативе, но для нас газопровод очень дорого обойдется. Между жилыми домами – большое расстояние, огороды, заброшенное жилье», – считает жительница ул. имени Чкалова Ольга Петровна Шлей. 15 лет назад вместе с мужем Виктором Лаврентьевичем они купили дом на краю хутора. Непривычно и не типично для кубанцев, но до сих пор они живут без ограды, утверждая, что бояться им в степи некого. В хуторе в настоящее время живут всего 16 семей, живут дружно, помогая друг другу, поддерживая. Здесь даже замки не принято вешать на двери. Сейчас в Братский школьный автобус из х. Тысячного приезжает только за тремя школьниками. Детей больше нет.

Сын и дочь Ольги Петровны и Виктора Лаврентьевича уже выросли и учатся в институтах вдали от дома. В настоящий момент Ольга Петровна осталась без работы, хотя еще несколько месяцев назад работала почтальоном. Муж постоянно в разъезде в поисках работы. Теперь строительная бригада, в которой он трудится, возводит строительный объект в Адлере. Для жителя хутора уехать на заработки – уже обычное явление, особенно для бывших колхозных строителей.

За хлебом – к соседям

Свою судьбу связала с родным хутором и семья бывшего военного Сергея Николаевича Трифонова.

Более 20 лет они жили по гарнизонам, были в Афганистане, в Германии, а спустя время вернулись к родному очагу. В хуторе нуждался в постоянном уходе престарелый отец, ветеран войны. Вернулись, досмотрели отца, но уезжать не захотели. Место им нравится: вокруг – приволье. Построили теплицу, расширили дом и решили здесь встречать старость. Хватит греться под чужим солнцем…

– Конечно, плохо, что нет у нас торгового ларька, где можно было бы купить товары первой необходимости, хотя бы хлеб, а в остальном – жить можно. Правда, многие мои бывшие сослуживцы удивляются, что я еду за несколько километров на личной автомашине за хлебом. Не может быть, чтобы на Кубани оставались еще такие маленькие хутора, – рассказывает Сергей Николаевич. Его супруга порой сама печет хлеб по бабушкиным рецептам. В последнее время хутор Братский немного вырос по численности, это за счет приезжих: поселились здесь семьи из Армавира, Кропоткина. А нынешним летом купила себе дом семья из х. Машевского. Все занимаются личным подсобным хозяйством, благо, огороды здесь огромные – по 40 соток земли. Есть и семья предпринимателей Рыжковых, которые на краю хутора Братский содержат небольшое дойное стадо и торгуют молоком, сыром, маслом по всему району.

Жить по-братски

Хутор живет своей обычной, размеренной жизнью пока поддерживают в нем живой огонек сами жители, считающие труд на земле своим кровным делом, своим призванием. А может, дело совсем в другом: ведь не зря назвали когда-то хуторок в степи Братским, вложив в это глубокий смысл… Жить по-братски, значит, в ладу с собой и людьми, по дедовским укладам.

На снимках: на улицах

х. Братского; школьница Света Литвин вместе с мамой Ларисой Николаевной.

Фото Ю. Выткалова.

Побратался хутор со степью обновлено: 15 октября, 2012 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!