Десять лет после большой воды

Десять лет после большой воды

В зону подтопления в Гуль-кевичском районе попа-ли село Новомихайловское, хутора Черединовский, Духовской, Киевка, Кравченко, поселок Первомайского лесничества. Кубанская  вода зашла на поля, лесные угодья, заполнила пруды и водоемы арендаторов, затопила производственные корпуса в племсовхозе «Юбилейный», дороги, сорвала переправу через Кубань в районе Новомихайловского, но главное – она оставила без крова сотни людей.

Спустя десять лет после стихии о ней еще раз напоминают в этих населенных пунктах брошенные дома с провалившимися кровлями, заросшие порослью деревьев дворы и пустые участки необрабатываемой до сих пор земли. Их хозяева давно живут либо в благоустроенных квартирах с водой и газом, либо в добротных кирпичных домах, купленных по сертификатам, предоставленным государством, в городе, в пос. Комсомольском и

х. Тельмана, с. Отрадо-Ольгинском, в х. Крупском и в других населенных пунктах района. Выбор места жительства в то время стал правом каждого подтопленца.

Помнят ли люди о подтоплении? Этот вопрос журналисты районки задали очевидцам событий десятилетней давности.

Л.Ф. Гриценко, бывшая жительница х. Киевка, сейчас проживает в благоустроенной квартире по ул. Красной с. Отрадо-Ольгинского.

– Ничего страшнее в моей жизни не было, я никому не желаю столкнуться с такой бедой, которую мы пережили. Помню 22 июня 2002 года во всех подробностях, в памяти все отпечаталось, словно на кинопленке. За два дня до подтопления по дворам ходили сотрудники милиции, предупреждали, что надо на время покинуть свои дома. Но мы никого не слушали и никому не верили. Как всегда, надеялись на авось… Когда пошла большая вода, я в чем была, в том и выбежала на улицу вместе с другими хуторянами. Мы кое-как добрались до Новомихайловского. Там узнали, что переправа на реке Кубань смыта сильным течением. Тут было много людей, которых начали вывозить большими тракторами. Водный поток был таким, что сбивал с ног. Фермеры и арендаторы пригнали сюда свою технику, и нас повезли в с. Отрадо-Ольгинское. Там, на краю села, было повыше, и вода туда уже не доходила. Лежачих и больных грузили на вертолет и вывозили в  безопасное место. Трактора тоже были забиты битком. Люди находились в шоковом состоянии. Некоторые, не сдерживаясь, громко плакали. Зрелище многим пожилым людям напомнило войну, которую они пережили. То тут, то здесь раздавались вопросы: «А вы наших видели?».

Меня уже ждала старшая дочь, приехавшая с зятем из Курганинска. Они пытались меня успокоить, но я очень переживала за младшую, которая с мужем еще оставалась в затопленном хуторе, спасаясь на чердаке. Скорость воды на улицах была такой, что не успевали следить за потоком. Дойдя до возвышенности, вода затопила поля, пошла к лесу, направившись в сторону Духовского, затем под Майкопское, дальше – к  Черединовскому…

Когда через несколько дней вернулась от дочери, то увидела, что стена моей хаты упала. Я осталась без жилья и поняла, что на чердаке точно бы не спаслась. Моя хата стояла внизу, а у моих соседей Пажетневых дом стоял чуть повыше, и они мне рассказали, что в моем дворе был водоворот. Жила я на улице имени Мозгового, 38, теперь моего подворья нет.

Сразу же мне выдали пособие: сначала 2 тыс. рублей, потом 9 тыс. рублей за утрату имущества  и, наконец, сертификат, по которому я купила квартиру в многоквартирном доме в селе Отрадо-Ольгинское. В нашем и в соседних домах живет теперь много бывших подтопленцев. Мы часто вспоминаем о том, что пережили, и благодарим всех, кто нам тогда помог, и, в первую очередь, районную власть и работников администрации Отрадо-Ольгинского сельского поселения.

И.А. Ерошова, продавец магазина «Русич», жительница х. Киевка.

– Паника в хуторе Киевка началась еще в субботу, 21  июня. Все говорили, что вода в  Кубани прибывает и прибывает. Мы привыкли, что такое случалось и раньше, потому сразу не придали этому большого значения. Мужчины поехали на Кубань на велосипедах, поставили метки и следили, как быстро поднимается вода. Первыми почему-то заволновались цыганские семьи, которых в Киевке было много. Вскоре приехал автобус, и их вывезли из хутора.

Кубань тем временем заливала огороды. После  12 часов ночи, уже 22 июня, вода стала прибывать еще сильнее. Мы с мужем подняли хорошие вещи на потолок. В час ночи Кубань уже гудела, над хутором стоял ужасный шум. Ночь была беспокойной, мы практически не спали. Коров из Киевки увели еще с вечера за бугор, к  конезаводу «Восход».

В 4 утра 22 июня вода пошла по полям. А по Киевке она шла тремя потоками. У арендатора Пушкарёва прорвало пруды, и вода из них тоже хлынула на хутор. В хутор приехали на  большегрузных

«КамАЗах», на тракторах.

Всех вывозили из зоны подтопления. Кто-то поселился в клубе с. Отрадо-Ольгинского, кто-то у родственников, знакомых. Мы со своей семьей разместились у брата моего мужа.

Спасибо Ерошовым, которые приютили не только нашу семью, но и еще несколько таких, как мы. Сергей и Ирина и кормили нас, и «скорую помощь» вызывали, если кому было плохо. Всех нас обогрели, успокоили, как  могли. Мы находились у них 4 дня. Сюда же некоторые привезли и свои пожитки, домашнее хозяйство.

Тех, кто жил в клубе, тоже кормили. Ирина Ерошова собирала сумки с продуктами, их отвозили тем хуторянам, кто жил в палатках. На третий день, на большом тракторе мы поехали на разведку в хутор. То, что мы увидели,  потрясло: в домах еще стояла вода, практически все было испорчено или разрушено.

Комиссия ходила по дворам, определяли ущерб, составляли документы. Мы с мужем работали и не сразу обратились за компенсацией ущерба, но, в конце концов, разобравшись, и нам дали сертификат на покупку нового жилья.

Жалко, что хутор обезлюдел. Раньше в нем проживало почти 600 человек, сейчас чуть больше сотни. До подтопления шел разговор о газификации, сейчас о газе мы уже и не мечтаем.

Надежда Полегаева, 27 лет, жительница х. Киевка:

– Вода была повсюду: во дворе, в огородах. Нанесло много речного ила, повалило деревья. Дома были обесточены. Питьевую воду нам привозили. Первые дни после подтопления нас поселили в сельском клубе, куда привозили горячие обеды. Когда вернулись в Киевку, начали получать гуманитарную помощь: хлеб, сахар, масло, сигареты, постельное белье, одежду и т.д. Пункт выдачи гуманитарной помощи находился в помещении дома для престарелых.

Знаю, что не все хуторяне смогли пережить подтопление. В течение года многие пожилые и  нездоровые люди умерли. Скончалась наша соседка, ее хата разрушилась.

После подтопления мы делали у себя ремонт, на что от государства получили 25 тыс. рублей. Тогда эти деньги нам очень помогли.

П.Т. Маншилина, 75 лет, жительница с. Новомихайловского:

– К обеду 22 июня 2002 года в село Новомихайловское пришла большая вода. Наш дом находился с краю, и было видно, как потоком несло по улице доски, деревья, ведра, одежду и всякий хлам. Вода хлынула и во двор, залила полы в доме. Было очень страшно. Сын, который живет поблизости, забрал меня к себе. Я залезла на крышу дома и там спасалась от воды, которая валила столбы, ломала заборы. Собака, спасаясь, забралась на доски и жалобно скулила. Люди рассказывали, что только к церкви вода не подошла. И здесь от нее спасались жители. Батюшка разрешил убрать изгородь и за нее спрятать коров, чтобы животные не пугались воды.

Наводнение, равно как и пожар, большое горе. Люди в этом случае не в силах противостоять природе.

З.Ф. Будникова, проживала в 2002 году в х. Черединовском, теперь живет в г. Гулькевичи в квартале Возрождения.

– Нас предупреждали, что Кубань разольется, но мы этому не поверили. Кубанская вода к нам в Черединовский никогда к домам не подходила. Мой муж несколько раз ходил на Кубань, смотреть, как поднимается вода. Мы тогда жили на улице Восточная. А потом такое началось, что и в страшном сне не приснится. Огромный поток воды обрушился на Черединовский. В первое мгновение стоят такой гул, что кроме него, ничего не было слышно. Мой муж, Дмитрий Михайлович, который после подтопления вскоре умер, никак не соглашался уезжать, хотя спасатели его уговаривали. Залез на гараж и сидел там…

Мы все сразу потеряли. Я уже получала сертификат на квартиру без мужа. И своего Дмитрия Михайловича, который хотел быть погребенным в родном хуторе, мы похоронили в Черединовском…

Каждый из этих нехитрых рассказов очевидцев события по-своему драматичен. И еще не скоро забудется то, что пережили люди. И хотя эти события уже в прошлом, каждое такое воспоминание больно задевает сердце. Не стоит скрывать, что и сами люди по-разному вели себя в такой ситуации. Кто-то помогал стареньким соседям поскорее уехать из хутора, спасал женщин и детей, а кто-то вывозил свое добро, не думая ни о чем другом… Людская молва давно осудила их. Есть и такие, кто, несмотря на помощь государства, до сих пор считает себя  ущемленным, а другие, наоборот, благодарят за временный приют, за тарелку супа, кусок хлеба. Общее горе объединило всех: и родных, и чужих. Помнят люди и о трагедии, разыгравшейся на дороге в х. Киевка, показывают дерево, где вода перевернула трактор, и трагически погиб, спасая людей, тракторист из пос. Красная Поляна. Кстати, вырос он на море и прекрасно плавал.

…Каждый год подъем воды в реке Кубань заставляет людей волноваться. Как сообщает служба МЧС, за уровнем воды в реке установлен постоянный контроль, на всем протяжении реки круглосуточно действуют несколько гидротехнических постов. Предприняты также меры по очистке русла реки от постоянных наносов, в нескольких местах в крае построены дамбы, которые смогут упредить любую ситуацию, не доводя ее до критической.

Десять лет после большой воды обновлено: 20 июня, 2012 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!