Скальпель академика

65
Скальпель академика
После утренней планерки, которую Порханов проводит каждое утро в 7:30, те, от кого зависит здоровье сотен пациентов, спешат на рабочие места: на обходы, в операционные, реанимации, к сложнейшей диагностической технике. Многие задумчивы, кто-то встревожен, мелькают и окрыленные взгляды – их сегодня похвалил «сам». Но и когда ругает (а он это умеет!) – это далеко не повод зарывать голову в песок. На обиды и рефлексию нет времени. Жизнь больных, качество этой жизни – вот та главная цель, за которой нужно мчаться. Исправить  недочеты, расправить плечи, взять себя, свои знания, опыт, терпение в кулак. И – вперед. 
«Здравствуйте, товарищи!». Быть впереди коллег из других краевых и российских медучреждений – и большая честь, и очень жесткое  испытание. Потому что нужно постоянно доказывать право называться и главным региональным медцентром, и научно-исследовательским институтом федерального значения. Причем на всех уровнях организации работы – от санитарной службы  до повышения квалификаций сотрудников. Доктора первой краевой (те самые, которые каждый день по многу часов подряд стоят в операционных, дежурят в стационаре и по санавиации)  находят в себе силы и время учиться, учить других, становиться кандидатами и докторами наук. А все потому, что это важно тем, кто привык растить их и расти сам. И в этом году главврач НИИ ККБ№1, главный внештатный торакальный хирург министерства здравоохранения Краснодарского края, доктор медицинских наук, профессор Порханов – наконец был избран академиком Российской академии наук. 
В  свои неполные 70 лет при ежедневном непрерывном, в 24 часа, ритме «люди-звонки-операции» академик выглядит потрясающе. Высокий, быстрый, с бритвенно-резким взглядом и очень доброй улыбкой. 
– Здравствуйте, товарищи! – говорит нам Порханов по-армейски громко – так, что хочется тут же встать по стойке смирно. Он видит это, смеется, протягивает для приветствия сильную большую руку. Крепко жмет мою ладонь, а я думаю – ведь эти пальцы вот-вот нырнут в раскрытую скальпелем человеческую грудь… Чтобы почти с того света спасти самое ценное.
Достать рак. Порханов тщательно готовится в санпропускнике, медсестры, как мне кажется, с какой-то особенной торжественностью во взглядах помогают ему облачиться в халат и шапочку.  Мы с фотографом заходим следом в операционную, где он мгновенно включается в сложную операцию. Камера, закрепленная над глазами Владимира Алексеевича, транслирует на большой экран каждое действие.
– Спрашивайте, спрашивайте, не стесняйтесь! – снова гремит голос Порханова уже из-за плеча ассистента.
– Пациент…– начинаю я вопрос.
– Пациент – мужчина, 57 лет, 40 лет из них курит, по две-три пачки в день. Итог – опухоль, рак легких, – быстро отвечает он.
Опухоль тут же появляется на экране в виде кт-снимка – жуткая, будто инопланетная тварь, она вольготно раскинула по бронхам свои  рачьи «клешни». Вдруг замечаю, что на медицинской шапочке   Порханова совсем не простой принт – раки. Речные, вареные, красные, с виду совсем  не страшные. Подкативший к горлу комок отступает, я выдыхаю и понимаю смысл метафоры: чтобы достать, вытащить эту дрянь  из реки жизни, с ней надо не церемониться и не бояться. Но  главное – не запускать ее механизмы в собственном теле.
– Вы расскажите, напишите об этом, чтобы люди знали, чем для них курение закончится! – словно слышит мои мысли Порханов и подзывает поближе. И достает удаленные ткани легкого, выкладывает на стол, проводит скальпелем…  С видом потревоженной хищницы появляется из них раковая опухоль, сочится смертью. Но она уже не опасна, а человек – спасен.
Пока мы идем мимо постов реанимации и палат интенсивной терапии в другую операционную, Порханов рассказывает, что таких пациентов, ставших жертвами многолетней вредной привычки, каждый год все больше.
– Еще в 1986 году России и Китаю предсказали самый большой процент курильщиков и связанных с курением болезней – сосудистых, онкологических. Ведь предупреждали! И вот что мы имеем…- с негодованием говорит он.
Следующему пациенту, который благодаря Порханову будет жить без  огромной злокачественной опухоли в легких, всего-то тридцать лет – парень родился как раз в том самом 1986 году.
– Курильщик? – строго интересуется Владимир Алексеевич у коллег.
– Еще какой курильщик, – отвечают ему, – А вы-то сами не курите? – вдруг поворачивается ко мне и фотографу Порханов, и я понимаю, что ответ может быть только один.
– Хорошо, что не курите, – кивает он, и приступает к удалению самого злого  распадающегося  рака легкого. 
Мы с фотографом выдыхаем.
НИИ на ладони. Мы встречаемся спустя полчаса в его кабинете. Вспоминаю, как в одном из интервью он говорил, что работа в операционной для него – отдых. 
– Я не из тех главврачей, которые сидят в кабинете, мне важно быть в работе полностью, видеть и знать все, – отвечает Владимир Алексеевич и показывает широкий экран своего смартфона.
На нем – десятки маленьких окошек. В каждом – отделения, палаты, операционные, коридоры, все   в режиме онлайн.
– Послушаем? – хитро прищуривается он, раскрывает на весь экран  случайное окно, и мы видим и слышим общение персонала в одном из отделений.
– Очень круто, – говорю я.
– Это важно в первую очередь для пациентов. Не должно быть ни хамства, ни взяток. За это у нас можно запросто вылететь. И так должно быть в любой больнице – лечить нужно качественно и бесплатно, – нажимает он голосом на «бесплатно».
Вспоминаю справку о первой краевой, которую прочла накануне. Стационар на 1757 коек, из них 14% – реанимационные. 4,6 тысяч сотрудников. Более 100 тысяч пациентов ежегодно, еще 700 тысяч лечатся  в поликлинике при НИИ ККБ №1. 70 тысяч операций сделано в прошлом году, каждая четвертая – высокотехнологичная. Трансплантации легких, сердца, почек, печени и поджелудочной железы (порядка 100 трансплантаций в год и по этому показателю –  в тройке лидеров по РФ) И все это – весь полный спектр лечения – за счет средств краевого бюджета…


«Просто я люблю свою работу». – В этом году первой краевой исполнилось 200 лет, вы стали академиком – куда еще стремиться? Какие планы на будущее? – спрашиваю  Порханова немного с опаской – потому что знаю, как он трепетно относится к этой теме.
– Видела макет в фойе? Нужно все это построить! – он бьет ребром ладони по столу. – Нужны новые отделения, в которых должна быть самая современная техника, диагностика. Но для этого нужны деньги. Губернатор Вениамин Иванович Кондратьев знает об этом и  пробивает этот вопрос на федеральном уровне. Не смотря на то, что кризис, объем средств, выделяемых больнице, не уменьшился. Глава края понимает, что это инвестиции в жизнь людей. Чтобы люди на Кубани жили дольше, не до 56 лет, как 20 лет назад – а я хорошо помню эти времена – а и 80, и 90 лет! И чтобы хорошо, качественно жили! Еще хочу, чтобы у меня не только завотделениями, но и большинство врачей были кандидатами, докторами наук. Да, у нас сегодня лучшая больница на Юге России, но не лучшая в мире! И мы должны всегда держать удар, быть конкурентоспособными. Поэтому нельзя останавливаться. Нужно вести вперед, а не догонять. Мы к этому готовы. 
Отдай миру все. Мы смотрим на смартфоне Порханова трогательное видеопослание, которое прислала ему семья в день голосования в академии РАН (он признается, что серьезно переживал все четыре дня, пока ждал этого решения в Москве). 
– Меня поддержали и мои коллеги, и пациенты, и семья, – комментирует Порханов, – Вся моя семья – врачи: жена, обе дочки, внучка. Жена так вообще мой, можно сказать, соавтор. У меня ведь очень плохой почерк, а много лет назад, когда я писал кандидатскую, и нужно было от руки все писать, она мне помогала.  Так что я говорю, что и академиком  тоже благодаря ей стал.  
И я в тот момент думаю, как, наверное, каждый, кто знает Владимира Алексеевича: какой он необыкновенный врач, выдающийся ученый, а главное – очень счастливый человек. Потому что у него есть все. 
Я говорю ему об этом, а он хмурится, идет за свой рабочий стол, где среди бумаг и сувениров (один из них – анатомически точная статуэтка сердца) на видном месте закреплена вырезка из газеты с портретом и цитатой матери Терезы.
–  Вот, послушай,  – говорит он и читает:
 –  Отдай миру все. Люди неблагоразумны, нелогичны и заняты собой. Люби их, несмотря на это. Добро, которое ты делаешь, уже завтра будет забыто. Делай добро, несмотря на это. Если ты чего-то добьешься, то обретешь ложных друзей и настоящих врагов. Трудись, несмотря на это. Порядочность и открытость поставят тебя под удары. Несмотря на это, будь порядочным и открытым. Ты отдашь миру все, а тебе выбьют зубы. Несмотря на это, отдай миру все…
– Спасибо, – говорю я, понимая, что ведь я тоже счастливый человек, раз в моей жизни бывают такие встречи и звучат такие слова.
– Тебе спасибо, – говорит Порханов просто, по-отечески улыбается и жмет руку. 
Я выхожу за дверь и вижу полную приемную – врачи, пациенты. У Порханова день расписан поминутно, все 24 часа. Но он общается с каждым, потому что знает, что все успеет – ведь он должен отдать миру все.
Скальпель академика обновлено: Декабрь 9, 2016 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments