Не зарастут на сердце раны…

Не зарастут на сердце раны…
Сегодня я веду речь о так называемом «колодце смерти» в заброшенном хуторе Великое  Начало, который находился в  трех километрах от нынешнего хутора Чаплыгин, административного  центра сельского поселения Союз Четырех Хуторов.
Для школьного музея…
Впервые мы, районные газетчики, узнали о жутком месте из школьного реферата ученицы  чаплыгинской средней школы № 24 Светланы  Рубановой. Школьница, готовясь к уроку по истории, записала воспоминания старожила хутора Чаплыгина Эсфирьи  Яковлевны Лукьянченко. Пожилая женщина рассказала ей о том, как она и другие хуторяне узнали  о начале войны, а также вспомнила о расстреле фашистами в августе 1942 года группы беженцев.  Расстреляли примерно  сорок человек. Фашисты с автоматами проводили колонну  по хуторской дороге прямо  к месту расстрела – к старому, полуразрушенному  колодцу  среди пыльного бурьяна. Эту страшную  картину хуторянка  вспоминала всю жизнь.
Без слез нельзя читать  душераздирающие строки воспоминаний: «Когда немцы привели их к колодцу, одна девочка лет семи стала кричать, обращаясь к немцам: «Дяденьки, отпустите меня, оставьте меня живой. У меня папа русский! Отпустите!» Но  звериные руки полицая Чернова толкнули  девочку прямо в колодец. Затем послышалось стрекотание автоматов…»
Реферат  школьницы много лет  хранился в школьном музее как  документальное свидетельство о трагедии, разыгравшейся жарким августовским  днем. Старшее поколение помнило этот кошмар. Как потом выяснилось, в лесополосе, недалеко от поля,  по свидетельству других жителей хутора, в 50-60  годы был установлен и памятный знак в виде железобетонной трубы, на которой было указано место массовой казни  мирного населения. Но прошли годы, ушли из жизни непосредственные свидетели зверской расправы, заросла травой и кустарниками лесополоса, и указатель гибели людей оказался утраченным. Жаль… Будущие поколения нам  этого не простят.
  
«Нельзя  хоронить память…»
Поиски «колодца смерти» районная газета начала вместе с  корреспондентом  краевой газеты «Кубанские новости»  Денисом  Батовым, который заинтересовался событиями 75-летней давности и  специально приехал для этого в Гулькевичский район. Вместе с коллегой мы побывали в гостях у ветерана Великой Отечественной войны Александра  Яковлевича  Ясюка, которому исполнилось 92 года. Накануне в телефонном разговоре с журналистами  старожил хутора вспомнил не только тот страшный день расстрела, но и рассказал продолжение  событий, оставивших  глубокий след у Э.Я.  Лукьянченко и других хуторян. Побывал с нами ветеран и  на месте бывшего хутора Великое Начало.
«Сам расстрела я не видел, так  как в тот день работал на ферме, но моя родная бабушка Мария Окуневич вместе с жителями  хутора была свидетельницей, как  фашисты  под дулами автоматов вели колонну по пыльной дороге. В колонне были женщины, дети, старики. Бабушка заметила худенького 14-летнего подростка. Он напомнил ей младшего сына  Гришу, и ее материнское сердце сжалось от боли и сострадания. Она буквально выдернула парнишку за руку из колонны обреченных на смерть людей, объяснив, что это ее сын и попал  в колонну по ошибке. Ей поверили – видимо, фашисты очень торопились выполнить чей-то приказ и с немолодой женщиной спорить не стали, хотя  вполне могли и ее расстрелять на месте. Бабушка спрятала еврейского мальчика на  хуторе Германовском, где она   тогда жила, но страх за него был постоянным. Она боялась, что фашисты раскроют ее обман с помощью полицаев-предателей. Такое тогда случалось. Кто-то посоветовал моей бабушке перекрестить  еврейского мальчика в церкви. Она находилась на окраине Армавира. Там в церкви  продавал свечи  бывший хуторянин  Иван  Копейкин. Бабушка послала вместе с еврейским  мальчиком меня и своего  сына. Пешком мы пришли в хату, где жил наш спаситель. Он был уже стариком. Выслушав нас, он взял Володю, как бабушка уже назвала приемыша, и через два  часа они вернулись с документами. Добрый старик дал подростку свое отчество и фамилию. Так он стал Владимиром Ивановичем Копейкиным и прожил с этим именем всю жизнь.
К бабушке уже никто не приходил. А Володя после освобождения от фашистов хутора работал на ферме, успешно окончил школу и пошел  служить в армию. Я был в это время уже на фронте, а потом долго служил в  армии. Знал из писем родных, что Володя Копейкин окончил институт, уехал в город Трускавец, там женился и много лет работал начальником заготконторы. Мою бабушку он очень любил и приезжал в хутор не один раз. Я тоже  у него гостил…»
Вот такая  неожиданная история спасения, которая потрясла журналистов. Шесть долгих месяцев жители хутора  Германовского рисковали жизнью. Достаточно было лишь одного  доноса  и  случилась  бы беда.  И не только для Володи Копейкина, но и для  всех жителей хутора. Каким же мужеством надо было обладать, чтобы  спасти  хотя бы одну жизнь!
«Нельзя хоронить память! Помогите обозначить место гибели ни в чем неповинных людей!» – с такой просьбой обратился ветеран  войны к журналистам, надеясь на нашу помощь. 
     
«Депутаты меня поддержали…»
Глава сельского поселения Союз Четырех  Хуторов Ирина Николаевна Шаповалова, узнав о трагических событиях августа 1942 года, произошедших на территории поселения, подтвердила, что тоже слышала от старожилов хутора о «колодце смерти» на землях, где в 30 годы прошлого столетия находился  хутор Великое Начало. Руководитель пообещала  поговорить с депутатами  поселения и увековечить  память о  расстрелянных беженцах. Депутаты и жители поселения поддержали ее, и теперь в поселении хотят установить  мемориальную доску в память о погибших от рук фашистов. Но так как вместо колодца теперь здесь поля, и это место недоступно для посещения жителями поселения, то  мемориальная доска будет установлена в  центре хутора Чаплыгина на одном из административных зданий.
Но хутор Великое Начало – не единственное место в Гулькевичском районе, где во время оккупации фашисты жестоко  расправлялись с мирным населением, а также с семьями партийных и хозяйственных работников. На окраине поселка ВНИИСС несколько лет назад  силами общественности района  с помощью работников «Похоронного дома» (руководитель А.Г. Спесивцева) был установлен памятник на месте расстрела в сентябре  1942 года мирных жителей, в том  числе женщин, стариков и детей. За порядком здесь следит молодежь. Но чтобы это место было  известно многим, требуется совсем немного: установить на дороге указатель, где находится  памятник, выстлать тропинку плиткой, чтобы можно было пройти к памятнику в любое время года.  А самое главное – нужно установить мемориальную доску с фамилиями расстрелянных людей. Списки погибших документально установлены районной комиссией и хранятся в районном музее и в районном  архиве. В год 75-летия освобождения нашего района и Кубани  это сделать просто необходимо: это наш святой долг перед памятью замученных, ни в чем неповинных людей. Молодое поколение обязано знать правду, что нес  нам фашизм, чтобы никогда  не возродилась коричневая чума на нашей земле.
Не зарастут на сердце раны… обновлено: 16 ноября, 2017 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!