Мы на помощь пришли

Мы на помощь пришли
Мы сидим на лавочке и рассматриваем фотографию тридцатилетней давности, которая уже изрядно поблекла и пожелтела: на фоне большого здания – женщины и мужчины в белых халатах и высоких марлевых колпаках смотрят в объектив, улыбаются, а в глазах – тревога. Это апрель 1987 года. Чернобыль, 17 км от аварийного четвертого реактора. Год после катастрофы. На фото – гулькевичские работники ОРСа, которые кормили ежедневно полторы тысячи ликвидаторов.
В ликвидации последствий аварии принимали участие 42 гулькевичские женщины. О них не часто говорят с высоких трибун, но без их труда в Чернобыле не выстояли бы. Это точно.
Галина Калиновна Зиминова была одной из тех сорока двух. Ее профессия никак не была связана со спасением жизни, она мирно трудилась в отделе кадров ОРСа, готовила необходимые документы, отправляла работников на пенсию, вела воинский учет, занималась семьей и домом. Вместе с мужем Алексеем воспитывала двоих детей – дочь Ирину и сына Александра. Галина Калиновна даже предположить не могла, что в ее жизнь ворвется атомная катастрофа.
По роду службы Зиминова была обязана заниматься комплектованием бригад для работы в зоне катастрофы. В Чернобыль уезжали повара, их помощники, мойщики посуды, рубщики мяса и т.д. Огромную армию людей, расчищающих завалы и возводящих саркофаг, нужно было хорошо кормить. Первая группа помощи от ОРСа уехала практически сразу после аварии, вторая – в апреле следующего года. В составе этой второй команды и оказалась Галина Калиновна. Вечером собрали производственное совещание и, как в фильме, «огласили список», а утром в 4 часа уже ехали в зону поражения. Чтобы собраться, дали всего несколько часов. Никто не пытался избежать поездки, даже в голову не приходило отказаться. В те времена все жили по принципу: «Если не мы, то кто?» Конечно, страшно было очень. О радиации и ее последствиях уже были наслышаны, но особого значения этому старались не придавать. Молодость, что сказать! Были уверены, что все здоровы, и, наверное, за 10 дней, которые должна длиться командировка, ничего особого не произойдет. Больше беспокоились о том, что оставляли дома детей: как они будут без мам?
Галина Калиновна, вспоминая события 30-летней давности, говорит:
– Мы любили свою Родину, понимали, что страна попала в тяжелейшую ситуацию, из которой как-то нужно было выходить, не роптали, не плакали, себя не жалели. Наше поколение не привыкло прятаться от трудностей. Прибыли на место и растерялись: создавалось ощущение, что попали не в зону отчуждения, а в фильм ужасов: пыль, разруха, пустые дома. Работать начинали с 3-4 часов утра и до 23, пока не уберем зал после ужина. Ночевали здесь же, на рабочем месте, спали по двое на одной раскладушке – не было времени дойти до базы: пока дойдешь, нужно возвращаться. К  завтраку, который должен поспеть к 8 часам, надо подготовить продукты: нарезать, взвесить, сварить кашу, сделать бутерброды и т.д. А едоков полторы тысячи, только успевай поворачиваться! Зелень, овощи вымачивали по 3 часа в воде с уксусом, основная масса продуктов шла в бочках, открывали перед самой готовкой, чтобы избежать попадания радиации. Выпечку делать строго воспрещалось, могла напитаться отходами взрыва. Молоденькие солдаты, работавшие на расчистке завалов, часто просили чего-нибудь вкусненького к чаю. Жалели их, потихоньку готовили им какие-нибудь сладости. Ничего из приготовленных блюд хранить было нельзя, все остатки сразу же утилизировались, за этим строго следили медики. Кроме своих работников, подкармливали нескольких старушек, наотрез отказавшихся эвакуироваться в безопасное место, они остались в  своих домах-призраках и каждый день приходили в столовую. Запал в память такой случай: приготовили себе на ужин девчонки жареную курицу, накрыли на стол, но все никак не могли усесться, то в одно место убегут по делам, то в другое, а когда наконец-то сели за стол, курица превратилась в уголь – ее «съела» радиация. Вот тогда, наверное, по-настоящему задумались над тем, с каким жестоким и коварным врагом пришлось нам всем столкнуться. Настроение себе поднимали, как могли: шутками-прибаутками, маленькими вечерними концертами, когда пели любимые песни. Связи с домом не было, поэтому старались гнать от себя черные мысли и плохое настроение. Когда уже совсем собрались ехать домой, выяснилось, что менять нас некому и остались мы еще на неделю на своем боевом посту. 
В общем итоге провели в зоне Чернобыльской катастрофы наши землячки 17 дней. Эти дни навсегда изменили их мировоззрение: женщины смогли почувствовать и в полной мере оценить хрупкость и важность жизни и здоровья. 
– Мы часто вспоминаем свои «боевые» дни, когда встречаемся в общественной организации «Союз Чернобыль», во время митингов памяти, каких-то общих дел и забот, – рассказывает Галина Калиновна.
Вот они герои наших дней не где-то далеко, они рядом с нами, живут в соседних домах, на соседней улице, нужно только внимательнее вглядеться в обыденную жизнь, чтобы понять: в ней всегда есть место подвигу, и еще нужно успеть сказать «спасибо» тем, кто этот подвиг совершил.
Мы на помощь пришли обновлено: 25 апреля, 2016 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!