Замрите, ангелы, смотрите – я играю!

68
Замрите, ангелы, смотрите – я играю!
Маленький принц. 
Ребенок с уникальным для детей  тембром голоса – баритоном, Максим Устинов поет и играет на народных инструментах, ежегодно становится победителем краевых, российских и международных конкурсов детского творчества. Вся комната у него заставлена музыкальными трофеями – грамотами и дипломами. С Максимом мы встретились в его родном хуторе Копанском. Маленький домик, уютный двор, тишина, за окном – краски осени. Однажды, прогуливаясь по родным улочкам, Максим понял, что эта земля – совершенно особенная, и то, что он живет на Кубани, можно назвать благословением. Пришел и написал стихотворение, в котором признался в любви своей малой родине. А потом сказал маме, что никогда и ни за что на свете не променяет эту родину ни на какую другую. И вот эта, казалось бы, совсем простая мысль дает ему силы жить, трудиться и творить. Потому что, по его словам, в казачьих песнях, которых он знает сотни и которые исполняет, такой патриотизм идет из сердца.
Максиму 13 лет, он с рождения инвалид. Частичная атрофия зрительного нерва. Такой диагноз означает постоянное снижение остроты зрения, которое не корректируется ни очками, ни линзами, сопровождается выпадением отдельных участков зрения, проблемами с цветовосприятием. 
То есть, например, он может частично видеть предметы, которые находятся прямо перед ним, и не видит те, что находятся чуть в стороне.  Лечение атрофии зрительного нерва на любой стадии представляет большую сложность для врачей. Восстановить  атрофированные волокна невозможно, но необходимо лечить оставшиеся волокна нерва глаза, чтобы болезнь перестала прогрессировать. Если не применять своевременное лечение, то можно полностью лишиться зрения. Максим в семье четвертый ребенок, самый младший. Его мама, Любовь Георгиевна, про недуг сына говорит, что мальчик совершенно не чувствует себя ущербным. Потому что в его жизни есть сцена, а в моменты выступления мир, который он плохо видит, расширяется до границ вселенной. И ему становится доступно то, что не видят обычные люди со стопроцентным зрением.
Мальчик-звезда. 
– Талант, да, – кивает и улыбается Любовь Георгиевна. – Мальчик-звезда он у нас. В этом году делали очередную операцию, подводили питание к нерву. И вот даже будучи в операционном блоке он пел. Вся наша краевая больница собралась, чтобы посмотреть, что там такое, и снова он поразил публику, даже на больничной койке. Ему сделали четыре операции, на перспективу врачи говорят так: «Дай бог, чтобы хотя бы осталось то зрение, что сейчас». Хотели ехать в Москву, но подумали, а чем хуже наши специалисты? И не ошиблись. У наших краснодарских врачей золотые руки. Золотые сердца. 
Мама Максима на пенсии, все время уделяет младшему сыну. Потому что слабовидящему самому не съездить в город на занятия, которые у него каждый день, кроме среды. Потому что в огромном индустриальном городе маленький мальчик  хрупок. Однако сам он так не думает. 
– Знаете, у нас игра на балалайке – почти на слух, из-за зрения. Но у него получается, и он не считает себя ущербным. Абсолютно. В школе сверстники, бывает, подразнивают из-за косоглазия, но он никогда не жалуется. Бывает, дерется. Он у нас вообще боец. Вот буквально вчера смотрю, над бровью небольшая ссадина, ну точно кулаками махал! Но ведь никогда не признается, – вздыхает мама. – Мы учимся в специальной школе в Копанском, нас восемь человек в классе. Точные науки даются с трудом, человек ведь творческий, что поделаешь. Зато сочинения, конкурсы чтецов – в этом мы первые! Память у него феноменальная!
Свою первую песню Максим спел в пять лет. Это была «Смуглянка», которую он исполнил на пасхальном вечере в воскресной школе при краснодарском храме Рождества Христова. Максим занимается там уже восемь лет.
– С музыкой я познакомился в пять лет, когда в первый раз пришел в церковь, услышал, как поют священники. Тогда я понял, что музыка – это мое, – говорит Максим.
Сейчас помимо воскресной школы мальчик занимается в краснодарской детской школе искусств № 14, в следующем году перейдет в выпускной класс.
Его преподаватель по вокалу Алексей Логофеди говорит, что это большая редкость – такой тембр голоса, как у Максима.
– Вот вы знаете, говорят – где-то бог отнял, а где-то одарил, – рассказывает Алексей. – Вот это про Максима. Удивительно сильный баритон – такой голос бывает у одного ребенка на тысячу. И я абсолютно уверен, таких у нас в городе больше нет.
Алексей говорит об ученике с гордостью и  как будто бы немного с тревогой: 
– Нет, нам не мешает его недуг, он словно сердцем чувствует, как надо петь и как держаться на сцене. О будущем думаем. Я вижу его в краевом народном коллективе. «Криница» или «Кубанский казачий хор». Скорее даже второе. Для нас это пример и большая цель.
Крепкая сила казачья. 
Народный артист России и Украины, руководитель Кубанского казачьего хора Виктор Захарченко – кумир юного музыканта. Поражает все: то, как он подбирает артистов, чтобы каждое выступление было невероятно мощным, а у зрителей перехватывало бы дух. То, какие тексты пишет, чтобы каждое слово навсегда оставалось в сердце. И, конечно, то, как искренне и по-настоящему  сильно можно любить свою родину, свой край с его потрясающими душевными песнями.
– Я безумно люблю музыку, – признается Максим. – И я не могу представить свою жизнь без нее, – мальчик говорит так, что поражаешься: неужели так серьезно и  будто с надрывом может говорить совсем еще ребенок!
– Тот, кто по-настоящему хочет заниматься музыкой, никогда не скажет «не хочу», «мне лень» и не уйдет.  Он будет продолжать стремиться к идеалу, и заставлять его не нужно, – уверен Максим. –  И идеал музыки для меня – народная. Мне очень полюбился Кубанский казачий хор. Я смотрю их выступления, изучаю их песни, и потом мы с Алексеем Лазаревичем готовим номера, с которыми я выступаю на конкурсах и фестивалях. Нравится их мастерство, у них есть душа, и это чувствуется. Это чувствует зритель, поэтому, наверное, у них так много поклонников. Их музыка близка людям, тем, кто живет в самом красивом крае. И недавно огромным подарком для меня была победа на одном из краевых конкурсов, когда хору нашей школы диплом за первое место вручил Захарченко.
Уметь работать не только сольно, но и в коллективе – одно из важнейших правил музыканта – убежден Максим. Слушать и слышать товарища, как слушаешь и слышишь окружающий мир.
– Каким должен быть настоящий артист?  – спрашиваю у Максима.
– Я не знаю, – задумывается. – Надо просто любить музыку. Стремиться что-то вложить в нее, отдать тем, кто тебя слушает.
Максим запевает «Шел казак». Мы сидим дома, но ощущение, что он вышел на большую сцену, не покидает. Он действительно такой, каким должен быть артист. Его задора, бойкости, блеска в глазах, сильной, солнечной энергии, кажется, хватило бы, чтобы растопить арктический лед. Невольно на ум приходит фраза «Замрите, ангелы, смотрите – я играю»! И действительно – от Максима в этот момент глаз не отвести, и хочется улыбаться. Вот она, вся в этом маленьком мальчике – крепкая сила казачья! И хочется жить и верить в то, что все действительно сбудется. 
Замрите, ангелы, смотрите – я играю! обновлено: Ноябрь 6, 2015 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments