Что хочу, то ворочу?

Старое гулькевичское кладбище, оказавшееся  сейчас в середине городка, скорее  можно отнести к  исторической  памяти города, нежели к действующему  объекту. Кладбище считается закрытым с 1 ноября 1977 года, и закрыто оно в  связи с  отсутствием мест для захоронения. В  районном архиве хранится документ, подтверждающий этот факт – протокол заседания исполкома Гулькевичского городского Совета народных депутатов №19 от 19.10.77 г. И, действительно, долгое  время на кладбище никого не хоронили. Но вот уже несколько лет подряд появляются на погосте  все новые и новые могильные холмики. И не просто появляются: места захоронений начинают облагораживать, да еще как!

В конце 2013 г. в редакцию районной газеты пришло письмо от гулькевичанки М.Н. Гладышевой. Окна ее дома  выходят на кладбище, она живет на улице Пушкина. Как-то в один из дней женщина обратила внимание, что на погосте происходит что-то непонятное: бригада рабочих сняла заборную секцию, прокладывает тропинку к  месту недавнего захоронения, причем  прокладывает, не считаясь с  тем, что тропинка идет по старым могильным холмикам. На вопросы  Марии Николаевны, что происходит и почему ведутся работы,  ей  посоветовали, весьма недружелюбно, заняться своими делами. Еще  через несколько дней на кладбище появилась массивная бетонная плита, под которой оказалась и могила племянника Марии Николаевны, и чья-то еще: родственники недавно ушедшего из жизни человека так облагородили его последний приют, что не посчитались ни с чем и ни с кем. И тогда пожилая женщина справедливо возмутилась: почему ей, когда ушли из жизни в 80-е годы муж и сын, не дали разрешения упокоить их недалеко от дома, а кому-то, спустя почти 30 лет не только дали разрешение на захоронение, но и  позволили так  грубо и невежливо обойтись с чужой памятью?

Сами ответить на этот вопрос мы не смогли, поэтому, в  свою очередь, тоже написали письмо  в администрацию города и получили ответ, что специалисты администрации выезжали на место, где ведутся работы, выявили самовольный факт демонтажа заборной секции и строительства пешеходной дорожки, а также увидели, что возле недавнего захоронения находятся смещенные старые надгробия. Решение администрации города было таким – привлечь к проблеме правоохранителей, чтобы нашли самовольщиков и заставили их отвечать по закону. Какие действия предпримут полицейские, что будет дальше – не совсем пока  ясно, потому что, а потом материал находится в работе (со слов участкового, занимавшегося этим делом), и сейчас эксперты выясняют причиненный ущерб, а дело это не быстрое, если не сказать наоборот, длительное.

Вроде бы самоуправство прекращено, стройка  заморожена. Но остались  без ответа несколько вопросов: кто дал разрешение на захоронение в 2012 г. семье, которая впоследствии производила самовольное строительство, если кладбище официально считается  закрытым; почему можно чувствовать себя  безнаказанным в любой, даже самой неприглядной  ситуации? Второй вопрос, скорее  риторический, на него можно найти тысячу ответов или не найти ни одного.

В любом случае, редакция оставляет за собой право до конца проследить за развитием событий, дождаться ответа, соответствующей экспертизы и увидеть принятое окончательное решение.

P.S. Марии Николаевне Гладышевой стоит лишь посочувствовать и поблагодарить ее за то, что она не осталась равнодушной к проблеме, а нашла в себе силы ее обозначить. И последнее. Письмо М.Н. Гладышевой, архивная выписка, ответ городской администрации находятся в редакции.

 

 

 

 

 

Что хочу, то ворочу? обновлено: 27 января, 2014 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments