Я начальник, ты…?

Называть предприятие намеренно на буду, потому что костер злобы, разожженный директором, еще стреляет огненными искрами и может снова обжечь непосредственного участника конфликта – Владимира С.

На предприятии Владимир трудится с 2004 года. Человек он спокойный, уравновешенный, исполнительный. Сказывается военная привычка повиноваться приказам старшего. Работал хорошо, нареканий не получал. До 9 марта нынешнего года. Служба у Владимира – сменная: день, ночь. 9 марта он работал в дневную смену, день шел своим чередом: сломалось оборудование, которое необходимо было срочно починить. От главного энергетика Владимир получил приказ снять необходимую запчасть с неработающего аппарата и отправился его исполнять. В этот момент мимо проходила директор предприятия, почему-то решившая, что электрик покусился на оборудование и разбирает его в личных целях. Руководитель, что называется, завелась с «пол-оборота». Она кричала, что Владимир вор и негодяй и пригрозила: вызову милицию и заведу на тебя уголовное дело, дескать, знаю, что половину предприятия ты через забор вынес.

Выплеснув эмоции на глазах у половины коллектива, начальница, довольная произведенным эффектом, удалилась в кабинет. Когда Владимир на следующий день пришел на работу, на территорию предприятия его не пустили: директор издала приказ: «не впускать!». Смена должна была стать последней перед отпуском, отпускные уже выдали, мужчина готовился отдыхать. Через два дня после конфликта по почте Владимир получил приказ об увольнении; причем уволили его за день до начала отпуска. Уволили не просто так, а по статье, карающей за неоднократное неисполнение работником трудовых обязанностей. Прилагался также и приказ от 9 ноября 2009 г. о наложении на него дисциплинарного взыскания. Мужчина был ошарашен: с приказом о взыскании его никто не знакомил, он его не подписывал и знать ничего не знал. Полученная на руки трудовая книжка оказалась исписана взаимоисключающими записями.

Владимир находился в недоумении: из чего вызрело такое решение руководителя, почему директор действовала, опираясь не на закон, а на собственную прихоть? Лишаться работы в его планы не входило, а также не хотелось оставаться оскорбленным перед всем коллективом. Слово «вор», походя брошенное руководителем, особенно ранило мужчину.

Бороться с проблемой Владимир решил не в одиночку, а с помощью общественности: первая дверь, в которую он постучал в надежде на помощь, стала редакционной. Было написано заявление в прокуратуру, приобщены к делу все необходимые бумаги, назначено судебное заседание.

Решением Гулькевичского районного суда от 16 апреля (под председательством судьи И.А. Бочко) Владимир восстановлен на работе, ему выплачена денежная компенсация за время вынужденного прогула, удовлетворена часть иска, касающаяся выплат за понесенный моральный ущерб.

Казалось бы, справедливость восторжествовала, да не тут-то было. На мужчину, вернувшегося в коллектив, вылился ушат новых проблем со стороны руководителя, условия работы стали в моральном плане просто невозможными: Владимира не мытьем так катаньем пытаются «выдавить» с предприятия. Но уйти на другое место работы он не может по семейным обстоятельствам. Остается одно – постоянно находиться в состоянии борьбы за выживание. Но Владимир закален не только житейскими невзгодами, но и опытом военных будней: прошел через горячие точки. Хочется верить, что у него хватит сил противостоять натиску, и пожар войны угаснет сам по себе.

Удивляет в этой истории больше всего поведение директора предприятия. Она действовала как разгневанная барыня, управляющая своими крепостными: хочу – выгоню, хочу – оставлю, и закон мне не указ. Скорее всего, директор не думала, что ее самоуправство выйдет за стены вверенного ей предприятия. Вероятно, считала, что ее высочайшую волю никто не посмеет оспорить. Однако все пошло не так, как ей представлялось правильным.

Кстати, редакция отправ-ляла директору офици-альное письмо, где просила пояснить: по какой причине Владимир так закончил свою трудовую деятельность? Вопрос остался без ответа, никто не потрудился ничего объяснить, нарушив тем самым определенную статью Административного кодекса. Но, вероятно, со знаниями законов на данном предприятии не очень: юрист, присутствовавшая на судебном заседании и представлявшая руководителя, тоже не особо с ними в ладах, настаивала на том, чтобы пресса в зале не присутствовала, вероятно, забыв, что процесс был открытым.

Самоуправство руководителя, его желание унизить своих работников говорят не о лучших человеческих качествах должностного лица, как раз-таки наоборот демонстрируют изнанку души того человека, который должен понимать, что благополучие предприятия создается именно трудом тех, кого директор не посчитала за людей.

Может быть, руководитель сделает из всего случившегося нужные выводы? Хотелось, чтобы было именно так.

Я начальник, ты…? обновлено: 30 августа, 2010 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!