И слова умеют воевать

81
И слова умеют воевать

С первого и до последнего дня Великой Отечественной войны прошел фронтовыми дорогами Александр Васильевич Дьяченко. Четким, почти каллиграфическим почерком политрук записал в пяти блокнотах все, что видел и что пережил на войне.

Много раз офицер был ранен, и, опасаясь за сохранность своих рукописей в случае смерти, он написал короткую записку, которую адресовал своему комиссару по фамилии Николаев. Передавать рукопись, к счастью, не пришлось. Судьба сберегла Александра Васильевича, он не только увидел победные залпы орудий в 1945 году, но и почти дожил до празднования 30-летия Великой Победы. В январе 1975 года участник войны скончался от последствий фронтовых ранений, завещав свои рукописи детям и внукам. Ветерана похоронили на кладбище поселка Красносельского. На его похороны пришло много жителей поселка: ведь многие учились у него географии и истории, да и просто жизни. А.В. Дьяченко преподавал в поселковой школе именно эти предметы, а еще он был завучем школы.

Цветет сирень Победы…
В нынешнем году в канун празднования Дня Победы невестка фронтовика – Полина Петровна Дьяченко вместе с мужем Владимиром Александровичем позвонили в редакцию нашей газеты с просьбой о встрече. Журналисты откликнулись и приехали к родственникам ветерана на улицу Песчаную поселка Красносельского. Здесь мы увидели рукопись А.В. Дьяченко, часть которой написана грифельным карандашом. Увидели мы подлинные военные карты с места боев, а также смогли ознакомиться с перепиской, которую участник войны вел в 50-70-е годы с отрядами красных следопытов школ Ржевского района Калининской области и Белоруссии.
По манере письма заметно, что отдельные страницы рукописи написаны в спешке, сразу же после боя. Поражает то, как грамотно составлен дневник фронтовика, без единой ошибки. Поинтересовались у Полины Петровны, где учился Александр Васильевич до того, как его призвали в армию? Женщина рассказала, что ветеран, родившийся в станице Кагальницкой Ростовской области в 1915 году, окончил педагогический институт в г. Ростове-на-Дону, и сразу же был призван в армию. Был он участником финской войны, где его назначили политруком. Первое воинское звание автора рукописей – младший лейтенант. Уже старшим лейтенантом в должности заместителя командира артиллерийской воинской части он встретил Великую Отечественную войну, а закончил ее в Польше в звании майора артиллерии.

Из фронтового дневника
Первая запись сделана 22 июня 1941 года, когда офицер служил вблизи города Полоцка, что находится в Белоруссии. Вот о чем рассказывал молодой офицер:
«Теплое безоблачное небо этого дня. Казалось, ничего плохого оно не предвещало для военного городка Задвижье. Начался этот день с того, что весь личный состав полка был увлечен подготовкой к походу в Дом Красной Армии Полоцка для просмотра кинофильма. В 11 часов весь личный состав полка смотрел фильм «Фронтовые подруги». Эту картину я просмотрел накануне вечером, и поэтому ради скуки рассказывал о финской кампании и участии в ней нашей прославленной воинской части. В 12 часов было сообщено, что по радио выступит товарищ Молотов. Минут через десять у репродукторов собралась группа людей. С напряженным вниманием все слушали сообщение о непредвиденном нападении фашистской Германии. Слушая эту речь, многие плакали. В эти же минуты закончилась демонстрация фильма, и все говорили только о войне…
По возвращении в военный городок на плацу был проведен митинг. После него все подразделения начали быструю погрузку на машины. Сдавали на склад все ненужное для походной жизни. В 20.00 22 июня полк покинул военный городок и направился для занятия боевого порядка вблизи города Полоцка…»
Вновь старший лейтенант вернулся к своим фронтовым записям уже на следующий день, 23 июня. Вот о чем можно узнать, читая их:
«…Весь день ждем подхода противника, оборудуем огневые позиции, наблюдательные пункты. День и ночь дороги заняты беженцами, группами солдат из разбитых у границ частей. Из разговоров этой толпы трудно было понять, что произошло у границы: была ли это паника или действительно немцы так быстро шли, что нельзя было ничего предпринять. Печальнее всего выглядело гражданское население. Многие потеряли свои семьи и брели в одиночку, не зная ни покоя, ни пристанища… Отдельные группы бойцов из воинских частей Литвы сформировались в небольшие партизанские отряды и, получив недостающее оружие, возвращались вновь на запад, чтобы вступить в бой с фашистами. Части Полоцкого укрепрайона пополнялись за счет воинов, отходивших от границ. Такое пополнение получил и я на свою батарею. Сержант Мартынюк с Кузбасса рассказал о предательстве на границе. Военные склады ломились от снарядов, но снаряды оказались без взрывателей. А стрелять такими снарядами все равно, что бросаться камнями. Много наших самолетов оказалось в разобранном виде…»
На следующий день 24 июня Александр Дьяченко вновь сделал короткую запись в своем блокноте:
«Начинает активно действовать фашистская авиация. Немецкие самолеты идут группами по 40-50 летных аппаратов. Шум от моторов стоит невыносимый. Стали бомбить Полоцк. В один из таких налетов попал и я на машине. Машина разбита… Фашистская авиация контролирует дороги и бомбит не только проходящие колонны, но и преследует отдельных бойцов. …Красноармейцы моей батареи сбили одного такого наглеца, самолет марки «Хенкел-221», и теперь у каждого нашего бойца шелковые носовые платки и портянки из трофейного фашистского парашюта. Мы заняли наблюдательный пост в доте на линии старой границы. По ночам почти не спим. С начальником штаба дивизии Созиновым находимся в землянке…»
Продолжаются записи только 3-4 июля 1941 года: они очень красноречивы. Напряжение нарастает, бои не прекращаются:
«…Третий день идет упорный бой. По ночам люди мало спят, а я не сплю совсем. Поэтому в минуты передышки уставшие бойцы падают прямо возле орудия и засыпают. Характерным в этом сне является то, что орудийный гул нашей батареи меня не может разбудить. Я сплю под артиллерийскую канонаду своей артиллерии спокойно. Но стоит в этот гул вмешаться шуму мотора вражеского самолета, как я мгновенно просыпаюсь… В этот день наша батарея выпустила по противнику 426 снарядов. 1278 пудов горячего металла! …Сегодня погиб командир батареи лейтенант Демидов, награжденный орденом Ленина в период финских боев…»

Погибшим под Ржевом
За каждой строчкой рукописи – горе, потери, бесконечные бои. Для А.В. Дьяченко и его боевых товарищей – это обычные фронтовые будни. Но особенно подробно ветеран описывает бои на Калининском фронте осенью и зимой 1941 года, где потери бойцов были неизмеримыми. Уже через 20 лет после войны, ветеран напишет свои воспоминания в отдельном письме и отправит их в редакцию районной газеты «Ржевская правда». Они будут опубликованы в 1968 году в нескольких номерах газеты под заголовком «Под Ржевом». Вырезки из этой газеты тоже бережно хранят родственники.
«В прошлом году я провел свой отпуск во Ржеве, в его окрестностях, которые напомнили мне о днях Великой Отечественной войны… Волга, плотная кисея предутреннего тумана… Мы сидим у костра, поджидая подхода боевой колонны. Пришли последние тракторы – тягачи с орудиями. И мы, простившись с пепелищем деревни Климово, направляемся к Ржеву…»
Сохранили потомки ветерана и газету на белорусском языке. В ней после войны также помещена заметка о военных буднях артиллерийской батареи, командиром которой был Александр Дьяченко. Рассказывал ветеран и о том, что увидели бойцы, освобождая города и села. Невозможно без слез читать о разрушенных домах, убитых людях, о сожженных фашистами школах и заброшенных трупами животных, навозом и мусором колодцах с отравленной в них питьевой водой… После страшных картин увиденного на освобожденной земле наши бойцы рвались в бой с желанием поскорее отомстить врагу за все…
События, факты, колонки с фамилиями пропавших без вести и похороненных бойцов… По адресам, которые можно прочитать на конвертах, видно, что ветеран разыскивал родственников погибших бойцов своей батареи. И эти усилия не были напрасными. У школьного учителя находилось немало помощников. Один из них белорусский восьмиклассник Володя Посланский, председатель клуба красных следопытов, с которым у ветерана, живущего на кубанской земле, завязалась крепкая дружба. Школьник писал участнику войны не только о поиске пропавших бойцов и безымянных могилах, но и о своей учебе, занятиях спортом и увлечении книгами. Рассказы ветерана юноша относил в районную газету, где они публиковались, а затем пересылал ветерану газетные вырезки.
По географическим названиям, которыми изобилуют рукописи ветерана, вполне можно проследить весь боевой путь 442 гаубично-артиллерийского полка. Сохранилась и запись, сделанная рукой А.В. Дьяченко 9 мая 1945 года. Автор рассказывает, какое чувство охватило всех, кто узнал о Победе. Люди радовались и плакали, не вытирая слез и не стесняясь их.

Помнят ветерана…
Родственники ветерана рассказали о том, что после войны Александр Васильевич собирался опубликовать свои фронтовые записи в большой книге. Научился даже печатать на машинке и успел оформить для издательства несколько десятков страниц, собрать фотографии военных лет, подлинные военные карты с мест боев, но не успел довести дело до конца, уйдя из жизни всего в 60 лет. Последние 7 лет он был прикован к постели: осколки в теле причиняли ему адскую боль… Так война догнала ветерана в мирное время. Но все равно он был счастлив от мысли, что часть его рукописей увидела свет в нескольких районных газетах, а фронтовые фотографии его однополчан украсили несколько районных и школьных музеев.
…Аккуратно перевязанные шнуром блокноты с дорогими записями кажется и сейчас помнят тепло рук ветерана. Для детей, внуков и правнуков Александр Васильевич – настоящий герой. Его награды – дорогая реликвия для семьи. В праздник Победы близкие ветерана побывают на его могиле с живыми цветами, чтобы еще раз поблагодарить за мир, за свободу, за радость жить в цветущей стране.

Автор: Г. Мирошникова

И слова умеют воевать обновлено: Май 7, 2018 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments