Чернобыля горькая память

Чернобыля горькая память

Плечом к плечу с мужчинами чернобыльскую аварию ликвидировали и женщины, в основном врачи и медсестры, повара и пекари.

Любовь Федоровна Семенова из с. Майкопского 16 дней несла «чернобыльскую вахту» со своими коллегами – технологами, поварами, кухрабочими отдела рабочего снабжения СК ЗСК.

Маленькая хозяйка
Как и все девчонки, Люба любила помогать маме по хозяйству: в семье Федора Ульяновича и Марии Федоровны росло пятеро детей, Люба – старшая. К окончанию школы девушка умела и дом убрать, и обед приготовить. Ее кулинарные способности заметил дядя и посоветовал поступить на технолога пищевой промышленности в г. Невинномыск: шутя, говорил, что пойдет она потом работать на конфетную фабрику и будет у нее настоящая сладкая жизнь. К мудрому совету племянница прислушалась и отправилась покорять незнакомый город. В техникум Люба поступила легко.
Вчерашняя школьница тщательно изучала все преподаваемые дисциплины, даже приготовление блюд на дровяной печи. И это пригодилось, когда по распределению девушка попала в Новгородскую область, именно на такой плите пришлось готовить в рабочей столовой.
Четыре года прожила Люба на чужой земле и вернулась в любимое с детства с. Майкопское. Кстати, на одной улице с родителями старшая дочь живет до сих пор.
Трудилась технологом, заведовала столовыми, запускала в работу пищеблок в СОШ №2 и налаживала работу в столовой завода ЖБИ-4. К тому дню, когда произошла чернобыльская катастрофа, Любовь Федоровна была директором общепита при ОРСе, возглавлял который легендарный руководитель Аскер Асланчериевич Гирш.
В Чернобыле он побывал одним из первых, в 1986 году – там вместе со своими коллегами А.А. Гирш в экстремальных условиях организовывал систему питания.

Кормить всегда
Первая группа сотрудников ОРСа уезжала в опасную зону в августе 1986 г. Их было 30 человек, вторая поехала в апреле 1987 г. И ее возглавила Любовь Семенова.
Везли с собой красивые салфетки, зеленые веточки самшита, чтобы украсить столовую и придать ей уют, даже стенгазету прихватили – ее помог сделать муж Любови Федоровны. И в течение 16 тревожных дней в стенгазете находили отражение все события: поздравления с днем рождения, трудовые победы и неудачи.
В Киеве группу гулькевичских поваров, состоящую из самых высококвалифицированных кадров, уже ждали с нетерпением, привезли в пионерлагерь «Сказочный», где разместили в одной большой и двух маленьких комнатках. Кровати свои работницы видели редко: спали по нескольку часов. Завтрак начинался в 6 утра, приходить на работу нужно было в 4, закрывалась столовая в 21 час, потом почти до 12 ночи наводили порядок, чтобы утром начать все сначала. Кормили по 500 человек в день: приезжали рабочие из Припяти, каждый вечер приходили дозиметристы, измерявшие уровень радиации.
Готовили, считай, круглые сутки. Зона повышенной радиационной активности требовала особого подхода к продуктам: их нельзя было долго хранить, как и готовить впрок. Вечером после закрытия специальная комиссия могла приехать в любой день и проверить – все ли в холодильниках в порядке, нет ли чего лишнего. Остатки блюд утилизировались – они могли стать местом скопления радионуклидов.

На столах пироги
Меню придумывали сами с учетом разрешенных условий приготовления. На завтрак варили кашу, в обед подавали мясные блюда, тушеные или жареные без соуса – подливы были под запретом. На столах было много фруктов и овощей. Соления привозили бочками.
Опытный технолог Любовь Федоровна однажды решила, что на столах не хватает выпечки. Утром собрала коллег и предложила выпекать булочки и пирожки к чаю. Подумали, посмотрели, что могут сделать в таких условиях, да и поставили тесто. Как же обрадовались едоки, когда из столовой запахло домом! Вся выпечка ушла нарасхват.
– Команда у нас была очень дружная, сплоченная и веселая. Девчонки из лимонадного цеха были мойщицами посуды, так они все время пели, поднимая себе настроение. Каждому производственному цеху мы придумали название, да не простое, а с юмором. Например, цех с холодными продуктами называли «стерильным». У нас, действительно, везде была идеальная чистота. На 16 дней нам выдали большую емкость моющего средства, а мы так тщательно там все мыли, что оно закончилось за 10 дней. Пришлось мне, как директору, объезжать соседние столовые и просить коллег поделиться.
О том, как на организм действует радиация, толком не знали, потому, наверное, не очень боялись, хотя врач нас осматривал каждый день. И все же воздействие невидимого врага все почувствовали – у нас сразу же сел голос, но через пару дней восстановился. И еще нам некогда было бояться, нам нужно было кормить людей, – вспоминает Любовь Федоровна Семенова.
Эти женщины стараются собраться вместе хотя бы один день в году – 26 апреля, чтобы пообщаться, вспомнить тех, кто уже ушел из жизни, поделиться новостями и возложить цветы к памятному знаку.

Людмила Ляшенко.

Взорвался на атомной станции блок
Смертельный наружу понесся поток.
Угроза нависла над шаром земным,
От слова Чернобыль вздрогнул весь мир.
Смертельный очаг предстоит укротить
На нашей планете жизнь сохранить.
В Советском Союзе сплотился народ
И полк наш кубанский рванулся вперед
Тысяч двенадцать достойно служили,
Четыреста лиц из Гулькевичи были.
Не ради наград жизнью все рисковали,
А долг перед Родиной свой выполняли.
Страну и народ от беды защитили,
Чтоб счастливо, мирно, спокойно все жили.

С. Чупилко – участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, кавалер ордена Мужества.

Чернобыля горькая память обновлено: 22 апреля, 2021 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!