История, написанная кровью

История, написанная кровью

Продолжаем публикацию рассекреченных документов ФСБ, которые обнародованы в уникальном издании, переданном в наш районный архив.

Напоминаем нашим читателям, что после снятия грифа «Совершенно секретно» документы
Госархива Краснодарского края, Центра документации новейшей истории и архива краевого управления ФСБ вошли в сборник «Кубанская ЧК», рассказывающий о работе чекистов и контрразведывательных карательных органов Германии, действовавших на территории Кубани.
23 июня в газетной публикации «Найти и обезвредить» мы рассказали о том, что во время оккупации нашего края немецко-фашистскими
войсками (1942-1943 гг.) здесь было сформировано нескольких Абвергрупп, а об особенной команде СС, состоящей из офицеров гестапо, и о тайной полевой жандармерии, один из аппаратов которой дислоцировался в Кропоткине, расскажем сегодня подробнее.

Каратели опирались на предателей
Из материалов параграфа № 157 «Разведывательные, контрразведывательные и карательные органы Германии, действовавшие на территории Краснодарского края в период его оккупации немецко-фашистскими войсками (1942-1943 гг.)» издания «Кубанская ЧК»:
«В августе 1942 г. в оккупированный Краснодар из Ростова-на-Дону прибыла особая команда, именовавшаяся «Зондеркоманда СС 10-А». Она разместилась на ул. Орджоникидзе, 61, в бывшем здании Севкавжирмасло.
Офицерский состав зондеркоманды на левом рукаве мундира носил форменные отличительные знаки в виде букв «СД» (служба безопасности). По роду своей деятельности «Зондеркоманда СС 10-А» выполняла контрразведывательные и карательные функции на оккупированной территории. Её сотрудники были кадровыми офицерами гестапо. Возглавлял команду штурмбанфюрер СС Кристман.
Особая команда имела несколько групп: по выявлению советско-партийного актива, по борьбе с партизанами, по формированию органов управления на оккупированной территории и другие. В соответствии с линией, проводимой гитлеровским руководством, направленной на уничтожение местного населения и в первую очередь коммунистов, партизан, подпольщиков, зондеркоманда с первых дней своего пребывания в Краснодаре широко развернула карательную деятельность.
Для выявления и уничтожения лиц, неугодных фашистскому режиму, использовались заявления и доносы жителей – предателей Родины, домоуправов, участковых и квартальных старост, полицейских. Среди антисоветских элементов активно вербовалась агентура.

Крест означал «расстрел»
Аресты советских граждан производились по устному указанию шефа зондеркоманды. Никаких санкций и ордеров на арест не выписывалось. Следствие по делам арестованных вёл офицерский состав команды. Показания записывались на немецком языке. Протоколы допросов иногда подписывались допрашивающим офицером, но в большинстве случаев никем не подписывались.
По окончании «следствия» составлялись короткие заключения, на которых, как правило, начальник команды делал пометку в виде креста, что означало расстрел. Лишь немногие арестованные были освобождены из-под стражи или заключены в концлагерь.
На Кубани немцы впервые применили автомашину – «душегубку». Всего таким способом было умерщвлено около 7000 человек. Факты этих чудовищных злодеяний были вскрыты на судебном процессе в Краснодаре в июне 1943 года».

Белогвардеец Белый был начальником
«С оккупацией Краснодара по указанию «Зондеркоманды СС 10-А» было создано управление городской полиции, начальником которой был назначен белогвардейский офицер Белый, которому немцы присвоили звание полковника.
Фактическим руководителем городской полиции являлся офицер «Зондеркоманды СС 10-А» лейтенант Босс. (…)
Штат управления полиции вместе с участковыми аппаратами четырёх районов насчитывал около 600 человек.
Аппараты полиции были созданы практически в каждом населённом пункте. В период оккупации края полиция являлась самым массовым карательным органом, активно использовалась в борьбе с партизанами, советскими патриотами.
Аресты неугодных режиму лиц работники полиции производили самостоятельно. Следствие по делам арестованных, как и в «Зондеркоманде СС 10-А», велось примитивным образом. «Законченные дела» докладывались начальнику зондеркоманды Кристману, который, как правило, приговаривал каждого арестованного к расстрелу и в редких случаях – к заключению в лагерь военнопленных. Других мер наказания не существовало.
В 1943-1944 годах органами НКВД Краснодарского края было выявлено и арестовано 336 агентов и официальных сотрудников немецких разведывательных, контрразведывательных и карательных органов».

В отрядах жандармов – уголовники
Тайная полевая полиция – «Гехаймфельдполицай» была полицейским исполнительным органом военной
контрразведки в действующей армии и комплектовалась из сотрудников гестапо и криминальной полиции. Органы этого формирования базировались в Краснодаре, Апшеронске, Майкопе, Тихорецке, станицах Кореновской, Белореченской и Кущевской.
Фельджандармерия – полевая жандармерия выполняла функции полиции порядка в зоне боевых действий и в ближнем армейском тылу, в её задачу входило участие в борьбе с партизанами в районе расположения и продвижения немецких войск, установление контрольно-пропускных пунктов, охрана мостов, проверка документов, конвоирование военнопленных, приведение в исполнение приговоров военных судов.
В период оккупации территории Кубани органы полевой жандармерии дислоцировались в Краснодаре по улице Свердлова, 65. Аппараты полевой жандармерии имелись также в Новороссийске, Майкопе, Армавире, Кропоткине, в станицах Лабинской, Кущевской, Спокойненской, Белореченской и других.
Официально фельджандармерия именовала себя органом «безопасности, порядка и спокойствия гражданского населения», но на самом деле занималась карательной деятельностью. Возглавлял
фельджандармерию капитан Вегнер.
В своей практической деятельности полевая жандармерия использовала «русскую вспомогательную полицию», сельских и квартальных старост. Кроме того, при каждом аппарате фельджандармерии имелись особые отряды жандармов, набранных из местных уголовников и предателей.

Не уйти от ответа!
Немецкие фашисты, и в том числе их особые группы, полицаи и жандармы были повержены. Каратели и предатели предстали перед трибуналом.
Время сохранило множество документов, подтверждающих торжество справедливости над злом.
«Выездная сессия военного трибунала Северо-Кавказского военного округа под председательством генерал-майора юстиции Г. Нафикова начала слушать дело по обвинению группы бывших карателей из так называемой «кавказской роты» СД, – писала газета «Красная звезда» 21 ноября 1943 г. – На скамье подсудимых – двенадцать матёрых убийц и насильников: В. Элизбарашвили, М. Мамедов, М. Джабурия, Г. Чедья,
М. Мустафаев, С. Сулейманов и другие. (…) Все 12 изменников Родины в начале войны переметнулись к врагу и, спасая свою шкуру, стали активными подручными гитлеровцев. На личном счету у каждого из выродков – чудовищные пытки и истязания советских людей, массовые расстрелы, отравления в душегубках. Некоторые из сидящих сейчас на скамье подсудимых за активную карательную деятельность были награждены гитлеровскими медалями, а Мамедову и Гаджиеву были присвоены фашистские офицерские звания. Долгое время преступникам удавалось скрываться, всячески заметая следы своих злодеяний. Сейчас каждый из них изобличен, фашистским прихвостням не уйти на народного возмездия».
Редакция газеты благодарит коллектив архивного отдела управления делами администрации Гулькевичского района за предоставленную информацию.

Елена Анцибор.

История, написанная кровью обновлено: 7 июля, 2022 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments