О варварстве фашистов рассказали свидетели

О варварстве фашистов рассказали свидетели

Бесценные свидетельские показания оставили гулькевичане, которые своими глазами в 1942 году видели ужасы немецкой оккупации.

В архиве Гулькевичского района содержатся уникальные документы и письма военных и послевоенных лет, в числе которых рукописные записи на оберточной бумаге, на листочках из школьных тетрадей, оборотной стороне различных бланков фашистских аккупантов. В тех документах отражены события, которые пережиты нашим старшим поколением 70-80 лет назад. К этим старым бумагам мы осторожно прикоснулись руками и всем сердцем прочувствовали всё то, что отражено там с такой болью и слезами.
Невосполнимый ущерб
С 7 августа 1942 года по 27 января 1943 года на территории Гулькевичского района установился оккупационный режим, который принёс огромные страдания и горе всем семьям. Это была одна из самых мрачных страниц в истории Гулькевичского района и всей Кубани.
В результате налётов вражеской авиации в селе Гулькевичи были разрушены здания школы, райкома партии, вокзала, библиотеки, корпуса мелькомбината и комбикормового завода. Об этом свидетельствуют архивные документы – многочисленные акты об ущербе. Согласно «Реестру актов по учету ущерба, причиненного колхозам немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками» от декабря 1943 года хозяйствам района нанесен ущерб в десятки миллионов рублей, и это в довоенных ценах! Но гораздо страшнее и значительнее оказался ущерб в человеческих потерях и страданиях!
На работу в Германию в 1942 и 1943 годах принудительно было угнано два эшелона молодёжи. В противотанковом рву посёлка Первомайской СОС фашисты «Зондеркоманды СС-10» расстреляли 130 женщин, стариков и детей. Были казнены юные патриотки – связная партизанского отряда Дуся Сорокина и дочь начальника НКВД Тамара Шкурина.
И сегодня мы опубликуем рассказы очевидцев массового расстрела немецко-фашистскими захватчиками жителей Гулькевичи и эвакуированных граждан в 1942 году. Ксерокопии этих показаний также хранятся в нашем районном архиве.

В хуторе Садовом, в немецкой колонии… (18+)
Из протокола показаний свидетеля В.И. Морозова, 1927 года рождения: «В 1941 году я жил в хуторе Садовом, там была немецкая колония имени Тельмана. Немцев выселили в августе 1941 года, а в сентябре приняли и расселили в пустых домах 30 семей евреев из Крыма. Почти все эти семьи имели двух и более детей, у многих были старики. У них ничего своего не было – ни посуды, ни одежды…
После ухода моего отца на фронт, мачеха выгнала меня из дома, сказав, что кормить нечем. Я беспризорничал, помогал эвакуированным – кому дров наколоть, кому печку растопить.
Немцы пришли в августе 1942 года, а накануне их прихода меня с другими подростками послали угонять скот в эвакуацию. И вместе со скотом мы попали в окружение. Коровы не доены – ревут. Делать нечего – мы коров раздали желающим местным жителям, а кого из бурёнок не взяли – бросили и вернулись домой. А там немцы! Они нас арестовали, побили и меня с товарищем заперли в склад колонии им. Тельмана.
Склад – это две бетонные комнаты с одним маленьким окошком. Вентиляции нет, санитарных условий – никаких, а там уже двое суток находились эвакуированные евреи. Они стояли там вплотную друг к другу. Духота, зловоние, воды и пищи не давали, на воздух не выпускали.
Ещё через сутки пришли немцы и забрали молодых девушек «на допрос». Их отвели в х. Садовый, там изнасиловали и застрелили, потом вырезали у них на груди шестиконечные звёзды и запретили хоронить.
Днём приехал комендант на «линейке», и немцы вывели всех из склада. Нас, мальчишек, побили и прогнали, дав пинка напоследок, а евреев подогнали к колодцу и бросили туда – кого убили, а кого живьём. Потом, через несколько дней, бросили в этот же колодец ранее убитых и изнасилованных девочек…»
В наши дни колодец этот найти не удалось. Хутор Садовый тоже разрушен, а вся местность многократно запахана, а вот стены склада лет 12 назад ещё стояли – так говорили свидетели.

«Мы арестовали полицаев»
Из протокола показания свидетеля М.П. Грищенко, 1925 года рождения:
«Начало войны застало меня в ст. Зеленчукской. Мы, ученики железнодорожного ФЗУ, возвращались по домам. Я вернулся домой в конце августа. Жил я тогда в центре Гулькевичи на ул. Крестьянской.
В конце сентября 1942 года немцы объявили сбор всех евреев для переселения куда-то. Собралось много народу, может быть, человек 150 или больше, все с узелками, так как им велели взять с собой самое ценное. Это было рядом с моим домом, и я всё это наблюдал лично. О судьбе этих людей я ничего не знал вплоть до освобождения района от оккупантов.
Тогда был тут уполномоченный по фамилии Королёв. Он собрал молодых ребят, не замаранных сотрудничеством с немцами, вооружил нас и организовал розыск и арест всех пособников оккупантов. Мы арестовали более 35 бывших полицаев и охраняли их. Вот тогда я от них и услышал о расстрелах евреев около дороги, что ведёт на сахзавод. Именно тех евреев, сбор которых я видел».
Видел расстрел своим глазами
«Я, Н.М. Титаренко, 1930 года рождения, свидетельствую о следующем. Осенью, примерно в конце сентября 1942 года, я пас коров вместе с другими подростками. В поле была «копанка», мелкий колодец. Было очень жарко, и мы забрались в эту «копанку» и обливались водой. Услышали звук подъезжавших машин и увидели, что примерно в 100 метрах от нас немцы выгружали из машин людей. Там были женщины, дети, старики, мужчин было мало.
Немцы отделили примерно семь мужиков, а остальных подогнали к яме и убили. Детям мазали чем-то губы, и они падали, а взрослых расстреляли из автоматов. Младенцев бросали в яму живыми. Потом ранее отделённых мужчин заставили забросать яму с телами людей землёй, после чего и их тоже убили. Всего было убито примерно более 60 человек, три полных автомашины.
Ночью к нам приходила соседка, жена коменданта, она рассказала, что это убивали эвакуированных евреев. А комендант сказал, что моя старшая сестра попала в расстрельный список и тоже будет убита. После этих слов сестра убежала на хутор. Она спаслась».
В послевоенные годы очевидец Титаренко показал точное местонахождение расстрельной ямы.
Наша газета продолжит публиковать содержание других архивных документов. В следующий раз мы расскажем о том, что зафиксировано на 82 страницах рукописной и машинописной «Летописи событий 1948-1958 годов Гулькевичского района».
Каждая строка исторических летописей свидетельствует о важных событиях и великом духе советского народа-победителя. Всё зафиксировано документально, всё сохранено…

Елена Анцибор.

Фото предоставлено архивом.

О варварстве фашистов рассказали свидетели обновлено: 7 июля, 2022 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments