Фронтовыми дорогами

Фронтовыми дорогами

«Мечтаю поднять знамя победы над киевской Радой, как когда-то это сделали Егоров и Кантария в Берлине — служба в легендарной 150-й дивизии обязывает», – поделился Метис своими мыслями в разговоре с нами.

Как вы поняли, Метис — это позывной. С ним и другими нашими защитниками удалось пообщаться в начале февраля на Южно-Донецком направлении.
Но обо всем по порядку.

Нужное и домашнее

О помощи из тыла мы пишем регулярно, рассказываем о гулькевичских группах, которые поддерживают связь с военнослужащими и знают наверняка, что нужно ребятам на передовой и в точках расположения. За время проведения спецоперации тонны гуманитарного груза отправились «за ленту» не только из Гулькевичского района, но и со всей страны. На сегодняшний день осознание, что помощь фронту дело каждого, пришло всем, кто считает себя патриотом и россиянином. Хотя остаются, к сожалению, еще такие, которые пытаются отстраниться, постоять в стороне, надеясь, что их это не коснется, что и без них где-то там справятся. Ну да Бог таким судья, как говорится, каждому по делам воздастся.
Группа «Победа Za нами!» собирает гуманитарку со всего района и раз в месяц, а то и чаще доставляет её «за ленту». В очередную поездку Надежда и Александр Лемешкины взяли с собой и меня, за что я им очень благодарна, ведь в «бусике», который, к слову, группа купила за свои деньги, свободного места не бывает – все пространство занимает нужное и необходимое. В этот раз пришлось потесниться.
Направление выбрали Южно-Донецкое – там наши земляки несут службу и поддерживают связь с гулькевичанами. Собрались в дорогу и утром выехали.

Луганский Хатико

Подобный путь всегда тревожен – не знаешь, сколько времени проведешь на таможне, какие непредвиденные ситуации в дороге могут приключиться. Но все ехали не первый раз, поэтому алгоритм путешествия был понятен, а значит, внутренне уже были готовы ко всему. Настроение было хорошим.
Луганская Народная Республика встретила снегом с дождем, разбитыми дорогами и безлюдными населенными пунктами. Ну, может, деревеньки и не были абсолютно пустыми, но впечатление такое создавалось, оно и понятно — война. По встречной полосе проносились колонны военных машин, ну как проносились, ехали, как и мы, объезжая ямы.
В одном из сел, на обочине встретили собаку. Большой черно-коричневый пес бросился к нашей машине. Мы все дружно подумали, что он голодный и решили остановиться, чтобы подкормить, благо пирожков было много — наши заботливые хозяйки напекли для бойцов не одну сотню. Но собака пирожок не хотела, она его просто понюхала и отнесла на обочину. Мне даже показалось, что умные глаза пса наполнились тоской. Сказав итоговую фразу за животное: «Сами ешьте с капустой», поехали дальше. Вот тут совершенно неожиданно собака побежала за машиной, громко лая. Она практически бросалась под колеса и пробежала за нами довольно большой отрезок дороги, но потом вернулась к тому двору, где нас встретила. Стало понятно — пес ждал кого-то близкого и очень скучал, поэтому бросался ко всем машинам наперерез и еду брал, не ел.
Грустно всем стало, где теперь этот хозяин? Может, уже и нет его в живых?
Возможно, конечно, эту версию мы себе сами придумали, но почему-то все пять человек высказали одну мысль.
Жди, собака, своего человека, может, он еще вернется за тобой!

Здравствуйте, меня Надя зовут

Под вечер добрались до расположения наших бойцов. Живут они на одной из территорий шахтерского завода, коих здесь великое множество. Техника вся замаскирована и спрятана, бойцов практически не видно, тоже «шифруются».
Встречал нас Каспер – его жену мы привезли с собой. Встреча была трогательной и настраивала на лиричный лад. Глаза горели у обоих. Мы погрелись немного в их энергетике и пошли к парням — разгружаться и знакомиться.
– Здравствуйте, меня Надя зовут! – говорила наша Надежда каждому, кого мы встречали, и протягивала теплую ладошку. Даже самые суровые лица после этого начинали светиться улыбками, уже только ради этого стоило сюда ехать.
Посмотрели, как ребята живут — в принципе, есть все необходимое: и что съесть, и где поспать. Обстановка военно-полевая, выглядит немного удручающе, но это с непривычки.
Вокруг сплошной уголь — земля и даже пыль – все черное, тем не менее печки парни топят дровами, если использовать уголь, печи плавятся, не выдерживая высокой температуры.
Нехитрая мебель практически вся собрана из ящиков из-под снарядов и каких-то досок: три ящика, сверху дверь и спальник, вот тебе и кровать, пара ящиков друг на дружке — тумбочка. Вода привозная.

Стирают маленькой стиральной машиной какого-то древнего года рождения, но она бойцов не подводит, исправно несет свою службу – кряхтит старушка.
– Когда происходит передислокация, первое, что с собой забираем, это «Малютку», – делятся ребята.
Заглянули на импровизированную кухню, здесь Тройка жарил драники.
– А мы тоже привезли вам картошки, правда немного, – улыбается Надежда.
Бойцы пригласили на ужин.

Малыши и другие

После построения на кухню стали стекаться ребята, которые вместе воюют уже больше года, те, которые считают друг друга уже одной семьей. В основном это парни из Краснодарского края и Ростовской области. Не один пуд соли, что называется, вместе съели.


Вот Хруст, ему 46 лет. Он самый взрослый из этой команды. Серьезный человек, но когда начинает говорить на кубанской балачке, все покатываются от смеха. Подключаются к разговору в подобном стиле и другие кубанцы да ростовчане — просто какая-то услада для уха и души. Я уже думала, что кубанский диалект позабыт, а вот и нет — на войне самый тот разговор получается.
Наша небольшая волонтерская группа привезла домашней еды: пирожки, пироги, закрутки, капусту, квашенную по особому рецепту. Соскучились парни по такому.
– Рахат-лукум ваша капуста, – тут же прокомментировал Хруст с добродушной улыбкой.
Пришел Минчик, наш земляк, и потекли разговоры про небывалую рыбалку. Заметила, что рыбаки и охотники никогда не изменяют своим байкам — даже здесь рассказывали про какого-то радужного окуня и голубых рыб в местных водоемах. Всё ждала, когда будут показывать размеры рыб да с вот таким глазом! Про рыб смолчали, а вот про раков огромных да с вот такими клешнями рассказали. В общем, ужинали с шутками да прибаутками.
Отдельно хочется рассказать про двух братьев-близнецов, им всего по 22. «Наши малыши» тепло называют их сослуживцы. И конечно, позывные у них характерные — Чип и Дейл. Чудные мальчишки из Ростовской области — просто красавцы, веселые и озорные.
Скучают парни по дому, по мирной жизни. Очень скучают. Поговорили, почему «картопля» может «гарной» уродиться и как этого добиться. Вроде бы посмеялись, а видно, что каждому хочется заняться обычными домашними делами. Тоска в глазах. Начались разговоры и о серьезном.
Метис, 44 года, ветеран МВД:
– У меня дома трое детей и внук. Дел столько накопилось… Но я мечтаю поднять знамя победы над киевской Радой, как когда-то это сделали Егоров и Кантария в Берлине — служба в легендарной 150-й дивизии обязывает.

К слову
Да, это та самая дивизия, 150-я стрелко́вая И́дрицко-Берли́нская о́рдена Куту́зова диви́зия, чей флаг, водруженный на куполе рейхстага в мае 1945 года, стал каноническим Знаменем Победы, ее самым узнаваемым символом.
Неслучайно, что это дивизия не элитная, не гвардейская, не прославленная героическими взятиями городов, ей не командовали будущие маршалы, о ней практически не писала “Красная звезда”. В РККА было много гораздо более именитых дивизий, часть которых участвовала и в штурме Берлина.
Но в итоге Знамя Победы подняла самая обычная дивизия, коих на фронте были сотни, прошедшая поражения и смерти, плоть от плоти тех миллионов солдат, что гнали фашистскую заразу от Москвы и Волги.

Простите, ребята, позывные всех не смогла запомнить — долгая дорога и душевные разговоры сделали свое дело — мы валились с ног, а значит, пора ложиться отдыхать, ведь завтра снова ехать. Но верю, что будут еще встречи, и тогда напишу про каждого.

Спасибо за ночлег!

Уступили нам парни одну из своих, если можно так сказать, комнат, чтобы мы смогли переночевать. Улеглись на нехитрые лежаки, да вот уснуть долго не могли — мысли, встречи, шум обогревателя не давали покоя. Под утро заработала артиллерия где-то совсем рядом.
Но усталость взяла верх — спали как суслики, хоть и недолго.
Рассвело. Пока я пила кофе на улице, попутно фотографируя военные пейзажи, Надя нашла в комнате маркер и уже писала на кафеле: «Спасибо за ночлег! Берегите себя!» Мы молча наблюдали, потом тоже подключились, на стене стали появляться надписи одна за другой: «Храни вас всех Бог!» – пожелание от Александра, «Привет от Армяна!» – написал Игорь и много других теплых слов.
Спасибо этому дому, пора к другому. Наш «бусик» на ночь парни заботливо укрыли в одном из ангаров. Все. В дорогу.
Хотели попрощаться с ребятами, да застали спящими только Тройку и одного из «малышей».
– Приедем к вам на оладушки!
– За оладушками — это к Хрусту, я по драникам, – улыбаясь, сказал Тройка.
Ну и тоже неплохо.
Ехали домой, а лица ребят и разговор за ужином прокручивались в голове десятки раз. Мысленно я все продолжала с ними общаться, где-то соглашаться, где-то грустить, где-то смеяться, где-то просто молча понимать. Берегите себя! А мы еще приедем — земляки нужных и важных вещей насобирают, просто хотя бы для того, чтобы быть к вам поближе, чтобы всем вместе постепенно приближать победу.

Елена Бондарь.

Фронтовыми дорогами обновлено: 22 февраля, 2024 автором: Редакция

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments